Публикуется впервые

В конце марта в петербургском издательстве «Арт.Экспресс» выйдет в свет новая книга - под названием «Музыка хоккея», которую совместно написали известный спортивный журналист, обозреватель нашей газеты Александр КУЗЬМИН и ведущий хоккейный комментатор Петербурга Андрей ШЕСТАКОВ. Название книги легко объяснимо, ведь Шестаков еще в 70-е годы успешно играл на бас-гитаре в первом составе невероятно популярного рок-коллектива в Ленинграде той поры - группе «Земляне».
В этом номере «Спорт уик-энда» впервые публикуются несколько глав новой книги, из которых вы узнаете, как - а самое главное, против кого! - довелось играть в хоккей самому Андрею Архиповичу Шестакову, которому 29 марта исполнится 65 лет…

 

Скамейка запасных под обстрелом

Начал я, студент Шестаков, свою учебу в ЛИТМО именно с… хоккея. Из-за которого, собственно, туда и поступал.
Первым делом разыскал тренера институтской команды - Николая Александровича Мошкова, игравшего когда-то за ленинградское «Динамо». Он очень обрадовался: ведь приходил вербовать нас еще в «Красную Зарю». И тут вдруг - я! Единственный из всего нового курса пополнил команду и был заявлен на студенческий чемпионат Ленинграда. Она, кстати, оказалась неплохого уровня, а двумя лидерами были тоже бывшие игроки «Динамо», всего на год старше меня.
А мои ровесники из того же «Динамо», сразу шесть хоккеистов 1955 года рождения, тоже поступали тем летом в ЛИТМО. И все шестеро завалились на первом же экзамене - математике! Причем в числе этих шестерых был и нападающий Борис Боков - будущая звезда ленинградского СКА, забросивший за армейцев за десять сезонов 110 шайб!
О провале этой шестерки я узнал уже в сентябре - как раз от Мошкова. Он-то меня и «отмазал» от добровольно-обязательной поездки на картошку, светившую всем первокурсникам. И эта помощь тренера сыграла важнейшую роль во всей моей дальнейшей жизни.
Мошков тренировал институтскую команду на искусственном катке на Плеханова. Ныне эта улица называется Казанская. Каток был маленький, предназначался для тренировок балета на льду. Играть на нем в хоккей можно было только в формате 3х3, остальные не умещались. Но даже на таком мини-катке свободное время для нас, хоккеистов, было только в… 7 утра. Вставали мы в полшестого, зато к 9.00 успевали после тренировки в институт. Катались ровно час пятнадцать, потом под душ - и бегом в метро, до «Горьковской». В институте я сдавал в гардероб коньки, щитки, раковину, налокотники, перчатки, шлем - тренер упросил, чтобы принимали.
Два слова о шлеме. Еще в «Красной Заре» у нас было только… 2 хоккейных шлема на всю команду. По очереди в них играли. Специальную запись вели! Это еще ладно, в самый первый мой детский сезон в клубе наш вратарь, Саша Петров, вынужден был играть с двумя «блинами» на руках. Ловушки не было в наличии! И Саша не мог ловить шайбу. Мог только отбивать ее - и здорово наловчился это делать! И смех, и грех…
К моему 15-летию мама попросила об услуге одного знакомого, работавшего дальнобойщиком, вручила ему деньги - и тот привез мне из Швеции настоящий хоккейный шлем Jofa VM. Так я в нем спал две ночи подряд! Царский подарок!! С той поры играл только в этом шлеме. Точно в таких же играли хоккеисты сборной СССР! Мальчишки в «Заре» мне просто обзавидовались. Другие команды - тоже. Я до сих пор храню этот шлем!
Самая экзотика катка на Плеханова была вовсе не с размерами связана. Скамейка запасных - прямо за воротами! И никаких заграждений, как, кстати, и трибун. Отдыхая на скамье между сменами, надо было постоянно следить за шайбой! Приходим раз поутру - а на скамейке огромная несмытая лужа крови. «Прилетело» кому-то!

 

Как меня по всем справочникам проверяли

…Самая памятная история в ресторане «Петровский» с участием хоккеиста произошла уже в начале 90-х. В тот вечер наш ресторан - полностью - сняли какие-то «мажоры». Огромная компания в полсотни человек. Мы, группа «Атлас», должны были играть до четырех утра. Официально. А часа в три ночи в зал вошел здоровенный защитник СКА Владимир Алексушин с другом, тоже в 2 метра ростом. «Гуляли, шли мимо, решили зайти».
В четыре утра объявляем - закончили. «Мажоры» стали наезжать: давай дальше!
Нас 5, их 50.
И тут два этих гиганта встают: «Вы что, б…, не поняли? Музыканты свою работу закончили!!»
«Мажоры» куда-то все рассосались тихонечко…
А теперь пора рассказать, как уже я сам столкнулся с огромным хоккеистом из любимой команды СКА. Здесь будет небольшая предыстория.
В середине 80-х годов мне пришлось прекратить играть в мужском чемпионате Ленинграда за «Звезду». Уже не получалось совмещать вечерние концерты и матчи. А играть хотелось очень! Но на несколько лет об этом пришлось позабыть.
И тут, уже после ухода из «Петровского», я вдруг случайно нашел себе новую команду.
Называлась она «Аэрофлот». Почему? Абсолютно все ее игроки были из Авиагородка, все жили по соседству, все были молодые. Наша «Звезда» сыграла однажды с этим «Аэрофлотом» и выиграла с громадным трудом - 3:2.
Гриша Чистяков, наш певец, тоже жил в Авиагородке. И недалеко от стадиона с катком.
Первое, что меня поразило на этом катке, - санки, на которых стояла 200-литровая бочка с водой и приваренными краниками, а также прикрепленная большая тряпка. Я попал как раз к такой «заливке». По кругу. Через час я увидел отличный ровный лед.
А потом Гриша рассказал, что хоккеисты утром вместо зарядки собирались и лопатами чистили лед. И дальше - опять бочка с тряпкой.
Я подошел к тренеру «Аэрофлота», строгого вида. Звали его Григорий Александрович Козьмин.
- Возьмете?
- А я тебя помню по «Звезде», ты в шлеме Jofa красном играл. Приходи!
Одна-две тренировки - и я оказался в первом звене с Денисом Козьминым, сыном тренера.
Мне было уже 36 - и я стал самым старшим в команде. Тому же Денису было всего 20. Но атмосфера в команде очень понравилась, дружили между собою все, и никто ничего не делил.
Однако в чемпионате города в основном проигрывали. Все же ребята были любители и играли без зарплаты.
Однажды мы получили кошмарный счет 3:21 от чемпиона города, «Самсона» (бывший «Мясокомбинат»). Тогда как раз Борис Михайлов выгнал ведущего нападающего Николая Маслова из СКА, конфликт случился во время поездки в США - и Маслов как воспитанник школы «Мясокомбината» тут же влился в «Самсон».
И вот первое вбрасывание в матче: я встаю на дугу - а рядом со мной встает Маслов. Только что из СКА! Огромный, мощный. Во всем фирменном. Нам он 10 шайб отгрузил!
А в Кронштадте в подобном матче (на въезде у нас документы на дамбе еще недостроенной проверили) мы проиграли другим «любителям» - бывшим армейцам Борису Бокову, Виктору Кузьмину (тренер бронзового СКА-1987) и вратарю Алексею Тверизовскому, игравшему в защите, но во вратарских коньках!
Примерно в те времена отцу и сыну Козьминым пришла идея: организовать свой турнир, назвать «Кубок Пулково» и - по регламенту - проводить его без профессионалов! Параллельно с чемпионатом города.
Появились команды «Титан», «Кронштадт», «Поселок Лукаши», «Паллада», ЛЭМЗ. Равные шансы у всех.
И в этом турнире я сыграл «матч своей жизни»: «Пулково» - «Титан». Забросил 5 шайб, а общий счет был 21:1. Здесь не совсем равные шансы вышли… А мне тогда уже за 40 лет было.
Потом тренер «Планеты», команды с Петроградской стороны, обвинил «Пулково», что у них играет профи! «Планете» я три шайбы забил.
Проверяли меня по всем справочникам - бред! Интернета тогда еще не было.

 

«Крейзи-голкипер» Белошейкин

…1998 год. Просто фантастическая история! По всем каткам города тогда ездил спившийся заслуженный мастер спорта, прекрасный в прошлом вратарь СКА, ЦСКА и сборной СССР Евгений Белошейкин - либо взаймы просил, либо пивка в раздевалке после матча. А в Питер прилетела любительская команда из США играть во дворце спорта «Обуховец» товарищеский матч - тоже с любителями.
Наши переодеваться начали - и вдруг: нет вратаря! Не приехал почему-то. А рядышком ходит Белошейкин, трется по стеночкам…
- Женя, сыграй!
- Проставитесь - сыграю. А форма-то есть?
… Нашли один комплект. Стали разбирать - нет шлема с маской.
Белошейкин улыбается: «Фигня, я и так сыграю».
И выходит на разминку, под град шайб. Без маски!
Американцы обалдели просто! «Он у вас крейзи?!»
Наши: «Нет, ему все можно - он у нас олимпийский чемпион!»
Те побежали в раздевалку, нашли какой-то огромный справочник - и с ним обратно на лед: стали сравнивать.
Матч был сорван! Обнимания, съемки и автографы. И «простава», конечно, для Белошейкина.
… Он тоже часто приходил в «Петровский»: просил объявить «для олимпийского чемпиона» композицию «Скорпионз» - «Still loving you». Всегда заказывал одну и ту же. А потом вдруг резко перестал ходить. Так и остался 33-летним…
Лет 5 я смог отыграл за «Пулково». Потом стало тяжело - и по возрасту, и по нагрузкам. Но команда эта в моей в памяти на всю жизнь. Недавно стали чемпионами города. Молодцы! Я их поздравил.

 

Забитый буллит вратарю сборной России

…Однажды Сергей Ческидов предложил мне сыграть за сборную российских журналистов. С удовольствием! Тем более что Дима Федоров был одним из организаторов команды. Ему, кстати, отдельный респект: Дима в 30 лет впервые встал на коньки!
«Матч звезд» Суперлиги в Ярославле. Днем журналисты на том же льду вышли против сборной ФХР.
Знакомство в раздевалке с коллегами.
Антон Верницкий (Первый канал), Сергей Крабу и Тимофей Тимачёв (НТВ-Плюс), Геннадий Набатов («Советский Спорт»), Владимир Писаревский (радио «Маяк»), Владимир Беззубов - известный фотограф, Игорь Мухин - историк и статистик хоккея. Никаких подстав! Все реально представляли прессу.
Перед матчем в раздевалку зашел сам Борис Майоров: «Буду болеть за вас, но вы проиграете!» Утешил…
«Там» вышли олимпийский чемпион Александр Якушев и группа судей, все - молодые и притом бывшие хоккеисты уровня второй лиги. Плюс - Стеблин, Вайсфельд, в воротах - известный агент Ушаков, ныне агент Малкина, в прошлом - тоже хоккеист-профи.
Я играл в тройке нападения с Верницким и Беззубовым. Мы со счетом 3:7 уступили, как канадцы в том самом историческом матче первой Суперсерии. Но одну шайбу я-таки забил. Очень был рад: вписался в новую среду! Прощаясь, ребята предложили: организуй команду в Питере, сыграем.
На ближайшем же матче СКА, на итоговой пресс-конференции дал клич: все питерские журналисты опустили головы вниз. Кроме Гулина.
Мы же еще в «Адамовом Яблоке» у Кирилла Набутова вместе работали. Я тогда уже знал, что Гулин - хоккейный вратарь и воспитанник СКА. Предложил: «Никита, давай заключим пари прямо в студии на буллиты - и сыграем вничью». Отвечает: «У меня формы нет». «Найду! И лед будет». «Я не хочу».
А какой был бы пиар для нашей программы!
Я не успокоился. Летом, в межсезонье, Валера Покровский и Макс Соколов готовились с любителями в армейском дворце на Ждановской. Идет один из тренировочных матчей, Дмитрий Алёхин, экс-защитник СКА, выдает мне отличный пас - и я забиваю самому Соколову! Вратарю сборной!
Получил, так сказать, моральное право предложить ту же самую идею с бросками-буллитами самому Соколову. Бью, дескать, тебе под телекамерами два буллита - один забиваю, один нет. Легко согласился! Приехал оператор на «Ждановку», и мы мигом все сняли. Макс поддался о-очень артистично. Зато Гулин о-очень обиделся. Чудак человек, я же предлагал - давай вместе… А в программе это смотрелось шикарно! Ведущий «Нашего спорта» пробивает буллиты вратарю сборной России! Сам Набутов был в восторге.

 

Гробовая тишина в переполненном дворце спорта

…А сыграть с москвичами, конечно, не получилось. Так и остался единственным питерцем в хоккейной сборной журналистов страны.
Зато мне довелось в составе этой сборной сыграть с Президентом. Нас пригласили в Минск на товарищеский матч с командой правительства Белоруссии. То есть командой Президента страны Александра Лукашенко.
Поезд Москва - Минск. Встреча на высшем уровне. Две машины сопровождения с мигалками, автобус роскошный, а вечером уже игра.
Тысяч примерно на пять местный дворец спорта. Трибуны - битком! При входе вежливые люди в штатском: просим все баулы в один угол. Сложили. Две собачки возникли как из-под земли. Обнюхали и ушли.
Сразу предупредили: с нами будут играть вовсе не ветераны, а 5 игроков из молодежной сборной Белоруссии, они же - инструкторы по спорту при правительстве страны. Капитаном наших соперников вообще был Михаил Захаров, известный в прошлом нападающий сборной Белоруссии, вратарем - Юрий Шумидуб. Оба - бывшие динамовцы.
Сели обсуждать тактику. Выдвинули гениальный, как нам показалось, план: вдвоем будем на льду «прикрывать» Батьку - ясно же, что все будут играть исключительно на него.
Мы не учли, что Лукашенко, как выяснилось, отлично играет в пас. Разорвали нас хозяева, 3:11 мы им про­играли. Сам Александр Григорьевич забросил нам только одну шайбу, зато отдал целых четыре голевые передачи, раздавая шайбы практически в одно касание.
Самый же незабываемый эпизод случился в третьем периоде. Гена Набатов катился спиной вперед, и точно так же катился Лукашенко. Не видели они друг друга. В центре площадки столкнулись - и оба рухнули на лед.
Гробовая тишина воцарилась в переполненном Дворце спорта! Судья матча, минчанин, стал просто зеленого цвета. С трудом Александр Григорьевич поднялся - сам! - и тихонечко покатил на скамейку.
Я стоял за бортиком как раз рядом со скамейкой хозяев матча. И услышал такой диалог. Захаров подошел к Лукашенко и говорит:
- Александр Григорьич, я щас выйду и ему ё..ну!
Президент мгновенно ответил:
- Ни в коем случае! Это было обычное игровое столкновение!
Матч закончился, зрители долго хлопали. Довольный победой Лукашенко сказал приветственную речь прямо со льда, особо отметил нашего ветерана Писаревского. Нам всем вручили часы с гербом Белоруссии.
Только зашли в раздевалку, а нам: «Мойтесь быстрее, на втором этаже ждет фуршет». Шикарный! Какой же был накрыт стол… Вот только Батька уже уехал. Общее фото и рукопожатие состоялось только на льду.

 

Пас от Фетисова и финт от Балдериса

…1988 год. Еще допускались к ветеранским матчам игроки даже моложе 35 лет. И мне повезло: пригласили сыграть на катке стадиона «Обуховец» против ветеранской сборной Москвы. Приехал, вышел на лед - и просто столбняк меня охватил. Напротив катаются Виктор Шалимов, Юрий Блинов, оба брата Голиковы, только что завершивший карьеру хоккеиста Сергей Гимаев… Суперчемпионы! А в нашей команде почему-то одни любители тогда собрались.
Счет был, конечно, разгромным, но одну шайбу мне удалось москвичам забросить! Но больше всего запомнился другой игровой момент: шайба отлетела в угол площадки, и я оказался у нее первым, но тут вижу - прямо на меня на скорости несется Гимаев. А у него даже игровой вес был 98 кило, а тут-то уже далеко за сотню! Я понял, что сейчас от меня только мокрое место останется на борту площадки. И в последнюю секунду Сергей Наильевич - царствие ему небесное, какой замечательный мужик был - с улыбкой затормозил…
После этого матча я стал регулярно тренироваться со сборной питерских ветеранов. Потяжелевших, без скорости - хотя кто как, тот же Петр Андреев по-прежнему просто летал по площадке. Но шикарный пас-конфетку могли отдать все, ты только откройся хотя бы на полметра!
И вот этим составом в декабре 1990 года едем на ветеранский турнир в Ригу. Еще не был развален Советский Союз… И играем с двумя сборными - Эстонии (эта команда сильной не была) и Латвии. А у хозяев - все лучшие игроки знаменитого тихоновского рижского «Динамо» образца середины 70-х! И сам Хелмут Балдерис, который только что вернулся в Ригу после блестящего сезона в НХЛ за «Миннесоту»!!!
Это был мастер-класс на льду. В одном из моментов я оказался против него. Балдерис сделал пару обманных финтов корпусом - и я «раздвоился»: одна моя половина поехала к левому борту, а другая - к правому. Такое вот возникло ужасное ощущение! Зато покойный, к сожалению, Геннадий Дмитрич Цыганков в следующем эпизоде легко оттеснил Балдериса в угол площадки… Впрочем, Хелмут питерцам шайб 5 все равно забросил. А я не сумел забить Михаилу Василёнку (вратарю сборной). Самому Василёнку! «Щелчки» в ветеранских матчах запрещены, а мой кистевой бросок после выхода один на один Василёнок просто и спокойно поймал в ловушку.
Значительно позже повезло сыграть в совсем уж уникальном матче. В Москве, на Кубке «Спартака», нашу сборную журналистов решено было усилить… Фетисовым, Макаровым, Ларионовым и Крутовым. Во многолетней лучшей пятерке всего мирового хоккея не хватало только Касатонова, поэтому в защите с Фетисовым в ней вышел еще юный, но уже звездный Ковальчук!
И после одной смены моей пятерки все остальные покинули лед, а я задержался в игре. И тут же получаю идеальную передачу от выскочившего на лед Вячеслава Фетисова! Пас от самого Фетисова! Я от шока даже забыл, где чужие ворота, а где - свои. Тут же подлетел Сергей Макаров, забрал у меня шайбу и ринулся в атаку в своей неподражаемой манере. Прошло еще несколько минут, я уже отошел от шока, врываюсь с шайбой в чужую зону, а там - новое потрясение: меня встречает легендарный защитник Валерий Васильев! Слава богу, прозвучал свисток - положение «вне игры»…

 

Хоккей Шестаков Андрей

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

3 декабря