В прошлом номере «Спорт уик-энда» была опубликована первая часть интервью олимпийского чемпиона, трехкратного чемпиона мира и обладателя Кубка Стэнли Валерия Каменского. Во второй его части вице-президент КХЛ помимо энхаэловских историй рассказал о том, с чего началось возрождение российского хоккея, а также поведал о своем общении с президентом России Владимиром Путиным.

Каждый матч с «Детройтом» превращался в войну

- С Быковым и Хомутовым вам не удалось сыграть за «Квебек», зато выходили в русской тройке в «Нью-Джерси» - с Брылиным и Немчиновым.
- Да, но короткое время. У меня не сложились отношения с новым тренером «Дэвилз» Кевином Константином. Когда меня поменяли, там у руля команды стояли Фетисов с Ларри Робинсоном. Восемь игр мы провели русской тройкой, набирали очки в каждой встрече, приносили результат. Но затем генменджер «дьяволов» Лу Ламорелло поставил главным Константина. Даже не знаю, почему я ему сразу не понравился. В общем, у него другое видение хоккея оказалось. И наше сочетание Константин сразу разбил.
- Это единственный заокеанский тренер, с которым у вас не сложились отношения?
- Еще Кевин Хичкок в «Далласе». Своеобразный мужчина. Но он давал результат, поэтому чего его судить?! Каждый подбирает под себя игроков, значит, я не подходил под его стиль. Поэтому тут никаких обид.
- Откуда взялись такие напряженные отношения между «Колорадо» и «Детройтом» в середине 1990-х, когда чуть ли не каждая игра завершалась массовой дракой?
- Наверное, после того, как Клод Лемье разбил лицо Крису Дрейперу... После у нас каждый матч превращался в войну: спортивную, жесткую. Естественно, встречались две сильнейшие команды того времени и каждая хотела доказать, что сильнее. И в игре, и в единоборствах. Но от этого только хоккей выиграл - до сих пор во всем мире помнят эти матчи, крутят их по телевидению.
- Приходилось когда-нибудь участвовать в массовых побоищах в НХЛ?
- Если не брать мой бой с Ульфом Самуэльссоном, когда я отправил шведа в нокаут двумя ударами, то у меня вообще серьезных драк не было. Так тычки-пычки, схватились, обнялись, два раза друг друга ударили и все! Дрались те бойцы, которые умели делать это профессионально, те, кто создавал шоу…

После очередной травмы врачи иногда говорили: «Может, хватит, пора закончить»

- У вас как отношения с тафгаями складывались? Действительно они в обычной жизни все белые и пушистые?
- Да, наверное, самые дружелюбные ребята в «Колорадо». И Крис Саймон, и Тони Твист, и Коди Маклеод. С ними можно было пообщаться, они всегда с удовольствием помогали: и в жизни, и в хоккее.
- То есть всю свою агрессию они выплескивали на площадке?
- После драки между собой часто уходили со льда обнявшись. Потом вместе пили пиво, хохотали, обсуждали бои: кто кого где ударил. Без обид и всякой злости. Даже семьями дружили.
- Сезон 1995/96 вышел единственным, где вы провели почти весь чемпионат - 81 игру. В остальных пропускали много матчей из-за травм. Задумывались почему?
- Думал… Наверное, целиком отдавался хоккею. Лез во все горячие точки, даже зная, что можно получить повреждение. Но, видимо, у каждого своя судьба. Ведь до 25 лет, практически до отъезда в НХЛ, у меня ни одной травмы не было серьезной, только какие-то незначительные. А потом пошла какая-то полоса. Два года подряд ломал ноги… Действительно, сыграл только один сезон целиком в НХЛ, постоянно какие-то повреждения. И главное, что после этих травм требовалось найти в себе силы, характер, чтобы восстановиться и выйти на прежний уровень. Это тяжело, конечно.
- После очередной тяжелой травмы не пытались завершить карьеру?
- Наоборот, это меня даже заводило, закаляло. Мечтал поскорее восстановиться и выйти на лед. Хотя иногда даже врачи говорили: «Может, хватит, пора закончить».
- Чемпионский сезон для «Колорадо». Обычно игроки заранее чувствуют, что могут достичь большого успеха.
- Нет, у меня не было таких ощущений. Ведь мы проводили только первый сезон на новом месте. Команда сложилась сильная, но шли постепенно. Прибавляли буквально с каждым месяцем, с каждой игрой. Стали единым целым. Когда же прошли в первом раунде плей-офф «Ванкувер», то почувствовали, что нас уже будет трудно остановить…
- Какую картинку выберете из чемпионского плей-офф?
- Победный миг, когда немец Уве Крупп забросил решающую шайбу. Все побежали радоваться, и вот минуты, часы, которые провели в раздевалке с кубком. Чувство победы - это, наверное, самое запоминающееся в жизни любого спортсмена.

Горбачев пожал нам руки, больше его не видели. С Путиным сейчас близко общаемся

- По прошествии лет, кажется, что победа на Олимпиаде в Калгари - 1988 сборной СССР далась легко - ведь не участвовали профессионалы из НХЛ, а наша команда находилась на пике формы.
- Нет, взять золото было непросто. Да, профессионалы не участвовали, но все ребята, которые выступали на турнире, потом играли в НХЛ. И американцы, и канадцы, и чехи, и шведы, и финны. Очень высокий средний уровень олимпийского турнира. Но действительно наша команда была в то время самой сильной, поэтому мы и выиграли.
- Каким-то образом сборную премировали после такого успеха?
- Выплатили определенные призовые. Награды государственные вручили. Еще был прием в Кремле, когда нас последний генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев приветствовал. Поздравил, пожал руку, и больше мы его не видели. Он был, кажется, далек от спорта. Сейчас же на матчах ветеранов мы очень близко общаемся с Владимиром Владимировичем Путиным. После игр он всех собирает.
- Путин действительно серьезно увлекся хоккеем?
- Думаю, серьезно. Он любит хоккей, играет в него, следит за ним. Смотрите, как первое лицо страны помогает сборной, ветеранам, Ночной лиге. Всегда поздравляет наших хоккеистов после побед на международных турнирах. Большое внимание от президента - это очень приятно.
- Перед победой в Калгари в вашей жизни был еще один турнир, который трудно забыть - Кубок Канады-1987. Причем, вы находились на площадке, когда был забит решающий гол - в третьей игре. Тоже считаете, что канадцы победили не по правилам?
- Это доказано официально. У канадцев должно было быть два удаления: на Быкове и на Кравчуке, кажется. Потом на повторе все четко просматривалось. Известный питерский судья Михаил Галиновский, который там присутствовал, потом подтвердил, что Кохарски просто решил не свистеть... Но что тут говорить, история есть история. Просто, думаю, это был один из лучших хоккеев того времени. Да, и в Канаде так же считают. На родине хоккея до сих пор крутят эти матчи, все от них получают удовольствие.
- Если бы не эта шайба, матч бы затянулся?
- Вполне вероятно… Хотя это хоккей. Тут трудно предугадать. Может, если бы в той атаке Марио Лемье промахнулся, мы бы в ответной забили. Каждый мог решить судьбу матча.

Смогли собраться только на матч со шведами - проиграть в День Победы не имели права!

- Олимпиада в Нагано - незаживающая рана?
- Да, это было очень обидное поражение. Но в финале мы не смогли забить ни одного гола, а если не забиваешь, естественно, проигрываешь. Хотя команда у нас была классная, получили много положительных эмоций от турнира в Японии. Но чехи по праву стали чемпионами. Доминик Гашек, который был на пике формы, обыграл и канадцев, и американцев, и нас… Правда, на предварительном этапе мы все-таки оказались сильнее чехов - 2:1. Поэтому у нас итоговая с ними ничья на этих Играх.
- Вам вроде как предлагали стать капитаном той сборной?
- Практически никогда не был капитаном, ни в каких клубах, только один месяц - в ЦСКА. Лучше буду просто выходить на лед и приносить пользу своей игрой. Поэтому легко отнесся к ситуации в Нагано. Тренеры спросили: «Ты не обидишься, если капитаном станет Павел Буре»? Я, конечно, не возражал. Паша к тому времени стал лидером сборной, решал исход матчей.
- Еще одна невытянутая заноза из сердца - чемпионат мир-2000 в Петербурге. Как «дрим тим» превратилась в «дыр тим»?
- Это, наверное, тот момент, когда требовалось окунуться в дерьмо, чтобы начать возрождение нашего хоккея. Когда тебя макнули головой вниз, начинаешь все видеть по-новому. Такой хороший урок на будущее.
- У вас есть ответ на вопрос, почему у той сборной не получилось? Давление домашних стен? Лучшие хоккеисты мира безвольно проигрывали Латвии, Белоруссии...
- Тот чемпионат лишний раз доказал, что побеждает команда, а не индивидуально сильные игроки. Даже очень сильные. Где-то мы недо­оценивали соперников, думали, что все равно им рано или поздно забьем, обыграем. Но не сработало. В составе той сборной России числилось много великих игроков, но мы не смогли осознать, что надо сделать команду, которая должна выигрывать. Единственное, успели собраться на последний матч со шведами, который проходил 9-го мая. В День Победы не имели права проигрывать, чтобы совсем не омрачить нашим ветеранам этот чемпионат.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Каменский Валерий

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

29 октября