На рубеже веков, когда «армейцы с Невы» переживали трудные времена, форвард Иван Логинов был одним их тех, кто помог питерской команде удержаться на плаву. Многие болельщики со стажем испытывают ностальгию по звену Логинов - Кознев - Горбушин, гремевшему на всю страну. Уже продолжительное время Иван живет там, где и родился, - в Эстонии, но Питер считает своей родиной.

Народ прикалыватся: Логиновы все призы захватили

- Иван, как складывается сейчас ваша жизнь?
- Тренирую детей в Таллине, плюс активно судейством занимаюсь от самых маленьких до взрослых в чемпионате Эстонии, в котором участвуют четыре команды (смеется).
- Как возникла мысль стать судьей?
- Как-то пришел на новый стадион «Тондираба», куда периодически приезжают клубы КХЛ. Арбитров не хватало - попросили посудить любительскую лигу. Понял, что этим могу заниматься. Знаю и правила, и тонкости хоккея. В тот же год мне предложили работать и во взрослом чемпионате Эстонии. Попробовал: первые два периода на линии, в третьем - главным. Сказали, что все прилично. Это был толчок.
- У вас уже образовалась семейная судейская династия.
- Да, сын Егор - тоже хоккейный арбитр. Ему 20 лет, получил международную категорию, очень сильно вырос. Не удалось вместе сыграть, зато вместе судим. В прошлом сезоне мы стали лучшими в Эстонии. Я - как главный, он - как линейный... Вручение проходило на закрытии сезона, все солидно. Народ прикалывался: Логиновы все призы забрали.
- Что самое сложное в судействе?
- С годами приходит опыт. Поначалу было сложно даже запомнить, кто забил, кто - отдал. Не стеснялся спрашивать у самих игроков. Трудные моменты возникают, когда массовые драки и надо выписывать большие штрафы.
- Сколько раз вы становились чемпионом Эстонии?
- Точно три раза. Хотя официальные источники сообщают, что еще три раза выигрывал чемпионат до переезда в СКА в начале 1990-х. Видимо, так и есть. Для меня тогда первенство Эстонии казалось очень слабым.
- В каком возрасте вы завершили профессиональную карьеру?
- В 38 лет. Хотя мог бы еще выступать. Приглашали все местные клубы, но не хотелось себя мучить постоянными тренировками. А без них невозможно держать себя на высоком уровне.

Половина Эстонии ходит в майках СКА

- Поднялся ли за последнее время уровень хоккея в Эстонии?
- Скорее, очень упал. Сейчас привозят для натурализации игроков, которые на родине не нужны. Из Белоруссии, Украины, России, из того же Питера - тех, кто выступает в любительских лигах. К примеру, когда я еще играл, приезжали Сашка Виноградов, Мишка Меркулов... Реальные мастера. За счет них местные подтягивались. А сейчас уровень падает. Эстонцы уезжают во вторые-третьи лиги Финляндии, Швеции, где спокойно, особо не бьют и не колют.
- А ведь одно время в КХЛ хотел вступить эстонский клуб?
- Да, я слышал. Уже и название придумали - «Ильвес» (рыси). Но средств не нашли. Сейчас к нам только периодически привозят игры КХЛ рижское «Динамо» и «Йокерит», а главная арена страны «Тондираба» в основном отдана под фигурное катание. Хотя сам дворец симпатичный - весь из бетона, внутри хайтек.
- Хоккей вообще у вас популярен?
- Любимый клуб в стране - питерский СКА. Пол-Эстонии ходят в кепках, футболках, свитерах армейцев. Многие отправляются поддерживать «красно-синих» в «Ледовый», ездят болеть за питерцев в Ригу и Хельсинки.
- Сами часто бываете в Петербурге?
- Давно не приезжал, лет десять. Тренировки, игры, судейство, выходных просто нет. Да и границы сейчас из-за пандемии закрыты.
- Как попали в состав СКА?
- Мы жили в Нарве - 120 километров от Питера. Агентов тогда не было. Судья Грачев, работавший в союзном чемпионате, поговорил с главным тренером Михайловым по поводу меня. И я очень быстро оказался в СКА. Этот клуб дал мне путевку в жизнь, благодаря ему меня знают и помнят.
- Быстро с Борисом Петровичем нашли общий язык?
- Он был хороший психолог: и строгий, и пошутить любил. Помню его улыбку. Много говорил, собрания часто проводил.

«Иван, бери наган! Блоха границу перейдет»!

- На льду сам все показывал?
- Да, старался. Конечно, не на тех скоростях, когда канадцев обыгрывал. Но мог вираж туда или сюда заложить. Показывал, как на «пятаке» работать. Это его коронка.
- Много смешного в работе с Михайловым происходило?
- Он постоянно меня по-доброму подкалывал разными шутками-прибаутками. Как только видит: «О, Иван! Бери наган, блоха границу перейдет!» Сейчас, когда ему звоню, поздравляю с днем рождения, так и представляюсь (смеется).
- Вспоминает сразу?
- Конечно. Борис Петрович, вообще-то, мастер художественного слова. Такое мог завернуть... Сидишь - угораешь. Как-то поехали со СКА в турне по Америке. Дело было под Новый год, немного нарушили режим - на следующий день матча не было, только переезд. Отметили весело праздник, час - два ночи. Я нашел какой-то цилиндр серебристый, на голову себе напялил. Выглядываю из-под этого цилиндра, а перед нами - Михайлов с другими тренерами. Спалились!
- Разбор полетов, видимо, получился веселый?
- Да. Петрович для каждого пару слов нашел. Когда же до меня дело дошло, он, наверное, вспомнив про мой нелепый головной убор, выпалил: «А этот Чиполлино...» Все чуть со смеху не упали.
- Если бы вас Михайлов в одно звено не определил с Горбушиным и Козневым, все могло сложиться по-другому?
- Я помню, когда мы впервые вместе сыграли: сезон 1996/97, поездка в Новосибирск и Новокузнецк. Сразу начали забивать, матчи вырывать. Все мелкие, молодые, по-хоккейному наглые, шороха навели в чемпионате. Пробовал нас Михайлов раскидывать туда-сюда, но ничего не получалось. Все равно вместе оказывались.
- Для себя какой период в СКА считаете лучшим?
- Наверное, следующий сезон. Неожиданно стал лучшим бомбардиром армейцев на втором этапе чемпионата. Когда однажды пригласили Горбушина и Кознева на декабрьский этап Евротура в Москве, Михайлов признался, что и меня могли бы позвать, если бы не мое эстонское гражданство... Все сломала двухлетняя дисквалификация из-за допинга. Не будь ее, думаю, еще бы долго играл за армейцев.

Лично никакие препараты не принимал - всего хватало от природы

- История с вашим допингом темная. Что-то удалось прояснить с годами?
- Ничего нового не могу сказать. Я сам ничего запрещенного не принимал. Мне никакие препараты никогда не требовались: энергия, быстрота в зале и на льду - все от природы. Физическое состояние нормальное, и жена как раз беременная была. Никаких поводов.
- Формально допинг обнаружили, когда вы выступали за сборную Эстонии.
- Да. Но совершенно точно могу сказать: национальная команда тут ни при чем. Там такая сборная, что лучше было пива или вина выпить, чем какие-то таблетки принимать. О допинге не помышляли. Могло это прийти, скорее, из СКА. Командой тогда руководил Николай Маслов - мы боролись за выживание в элитном дивизионе. Может, какие-то эксперименты шли на игроках?
- Вообще слышали в те годы, чтобы кто-то из хоккеистов принимал фармацевтику?
- Нет, это было для меня новостью. Я в медицине полный ноль. Когда что-то прихватывало, даже не знал, какую таблетку выпить. Сразу спрашивал у врача команды, у жены или мамы, что выпить от головы или живота. Самолечением никогда не занимался, а уж тем более не принимал анаболики или что-то подобное.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

30 октября