Хоккей. Звездные имена

Когда-то великий Николай Старостин настойчиво звал его к себе в команду. Но Виктор Шалимов выбрал другой «Спартак» - хоккейный. Которому и отдал свою карьеру и практически всю жизнь. Именно, будучи «красно-белым», он стал олимпийским чемпионом Инсбрука, трижды побеждал на чемпионатах мира и на Кубке Канады - 1981 и даже один раз обыграл ЦСКА в чемпионате СССР.

 

В 30 лет ты был уже старик

- Виктор Иванович, хоккей - по-прежнему для вас главное дело в жизни?
- Конечно. У нас есть команда «Легенды хоккея». Мы по-прежнему тренируемся, участвуем в турнирах, играем матчи.
- В 69 лет вы по-прежнему еще выходите на лед?
- Да. Но я у нас не самый старший хоккеист. Александру Якушеву - 73, Владимиру Лутченко - 71, Вячеслав Анисин - мой ровесник…
- Многие хоккеисты после завершения карьеры даже не хотят видеть клюшку и шайбу. Вы не из их числа?
- Они лукавят. Наверняка их тянет на лед: и поиграть, и пообщаться со своими товарищами по этой игре.
- После 30 лет советским хоккеистам, за редким исключением, следовало плавно готовиться к уходу из большого спорта. Насколько это было справедливо?
- С одной стороны, молодежь наступала на пятки. С другой, - спортивное летоисчисление действительно было совсем другое. В 19 лет ты - дебютант, в 23 - опытный игрок, а в 30 - уже совсем старик.
- В 34 года вы приехали переписывать рекорды австрийской лиги.
- Это, думаю, только доказывало, что мог бы еще в чемпионате СССР спокойно поиграть - сейчас же нормально, когда игроки до 40 лет выступают. Нужно просто правильное отношение к себе.
- Не жалеете, что в своем время выбрали хоккей, а не футбол - хотя сам Старостин хотел вас видеть в своей команде?
- Конечно, нет. Выбрал хоккей - и все получилось! Что вышло бы в другом виде спорта - не известно. Хотя футбол тоже не забываю. В Мытищах есть команда администрации, в ее составе выхожу на поле. Раньше ездили и с ветеранами футбола из сборной России, совместные матчи проводили.
- Почему в советское время практически все хоккеисты хорошо играли и в футбол, а сейчас - редкость?
- А все это заложено в нас с детства, когда еще хоккей не ушел под крыши. Поэтому летом гоняли мяч, а зимой - шайбу. А сейчас, к сожалению, узкая специализация - детей отдали в хоккей в раннем возрасте и они им занимаются.
- Вам нравится современный российский хоккей?
- Местами нравится, местами - нет. Он стал более прагматичным. Меньше импровизации, меньше командного духа. Раньше были типичные тройки: с центральным и крайними нападающими. Сейчас, если присмотреться, то даже не поймешь, кто как играет и во что. Наверное, можно сказать, что сейчас как раз в НХЛ демонстрируют советский хоккей.

 

Кувырками на асфальте Тарасов воспитывал мужество

- Действительно ли пришлось в свое время спасаться от людей из военкомата - Анатолий Тарасов очень хотел вас видеть в своей команде.
- Не знаю, кто хотел конкретно: Тарасов, его помощники или руководство ЦСКА. Но «армейские вопросы» тогда были очень сложные. И мне пришлось даже какое-то время скрываться, дома не ночевать. Окончательно «отстали», только когда поступил в институт и у меня родился второй ребенок.
- Как вы, кстати, к Тарасову относитесь?
- Нормально.
- Много уже мифологии вокруг его персоны. Чем он вам запомнился?
- Тут, наверное, надо разделять. С одной стороны, Владимир Анатольевич - отличный артист. И - психолог. Умел хороших игроков распознать. Но, и тренер великий. И, самое главное, у них сложился успешный дуэт с Чернышевым. Два разных человека, которые успешно друг друга дополняли. Хотя Чернышев был главным, а Тарасов - просто тренером.
- Чернышева вспоминают сейчас намного реже.
- Именно они в период своей совместной работы вдвоем создали «Красную Машину», о которой сейчас много говорят. Нельзя их друг от друга отделять. Так же как в футболе, в «Спартаке» - Бесков и Старостин. Один - тренер, другой - начальник команды. Коллективное творчество.
- Насколько со стороны Тарасова жесткость или даже жестокость к игрокам была оправдана?
- Что имеется в виду?
- Результат любой ценой.
- Это все разговоры. Занимались мы у Тарасова - нормальные тренировки. Нельзя сказать, что у Анатолия Владимировича они были очень сложные. У каждого специалиста свои требования. Другой вопрос, что много артистизма, упражнений, которые другие наставники не применяли. Например, кувырки на асфальте. Таким образом, Тарасов мужество воспитывал.
- Или запрыгнуть на дерево.
- Ну, а что тут такого? В детстве все лазили по деревьям.
- А прыжок с десятиметровой вышки?
- После того, как он сам «вошел в воду», больше никто не прыгал (смеется).

 

Меня и других спартаковцев не взяли в Лейк-Плэсид - поэтому и проиграли!

- Тихонов сильно отличался от Тарасова по характеру?
- Да, конечно. Мне кажется, что к Тарасову было больше доверия у народа. А при Тихонове сидели на сборах больше.
- Вам Виктор Васильевич, объяснил, почему вас не пригласил на Олимпиаду в Лейк-Плэсиде?
- Нет.
- Звено, в котором вы выступали тогда за «Спартак» - с Рудаковым и Александровым, в сезон перед Олимпиадой стало самым результативным в чемпионате.
- Как сказал тогда Аркашка Рудаков: «Ладно, мы, постарше. А молодого Александрова надо было брать - парень здорово играл». Но, потом кто-то привел слова Тихонова, мол, если приглашать Александрова, то и его партнеров по тройке...
- А звено в таком составе наставника сборной не устраивало?
- Думаю, да. Поэтому, наверное, на той Олимпиаде и проиграли (улыбается). После поражения - нас всех же вернули!
- Кстати, потом интересовались у партнеров по сборной, что произошло реально в Америке?
- Ничего особенного. Это игра, все бывает. В 1976 году мы тоже Польше на чемпионате мира уступили 4:6, кто мог ожидать? Мы ведь разгромили их за два месяца до этого, на Олимпиаде в Инсбруке 16:1… Хотя, у меня есть логичное объяснение (улыбается). Неудача в Лейк-Плэсиде связана с отсутствием спартаковцев. Ведь и на Играх в 1960-м году в Америке, советская команда не добралась до золотых медалей без игроков «Спартака».
- Вы участвовали в Суперсериях с канадцами и 1974 и 1976 годов. Канадские профи - для вас были особые люди?
- Обыкновенные. Немного, конечно, другие, чем европейцы. Но мы до этого много ездили по североамериканскому континенту. Практически каждый год: и в составе второй сборной, и со «Спартаком». Могу отметить, что с профессионалами бороться было значительно проще, чем с юниорами или студенческими заокеанскими командами - с ребятвми, которые только рвались попасть в НХЛ.

 

Сборную СССР были готовы купить в полном составе

- Правда, что уже в тот период клубы НХЛ начали охоту за советскими звездами?
- Да, правда. И ко мне обращались с предложениями. Да, практически всю нашу сборную, которая выступала в Суперсериях, - были готовы купить.
- И никто серьезно предложения заокеанских клубов не воспринимал?
- Нет.
- Из-за боязни, что пострадают родные?
- Вообще, тогда уезжать было не принято. Слова Родина и патриотизм для нас многое значили. Ведь, когда ты выступаешь за сборную, защищаешь не только себя лично, но и страну, родственников, друзей!
- Олимпиада в Инсбруке - лучшее, что было в вашей карьере?
- Пожалуй, да.
- Но золотой медали могло и не быть. Ведь, мало кто верил, что в решающем матче с чехословаками, уступая 0:2 и оказавшись втроем против пятерых, наша команда сможет выиграть. Противник уже досрочно начал праздновать победу.
- Это естественно, наш соперник действительно думал, что уже все. Мы на пределе, плюс уступаем… Но выстояли при двойном меньшинстве. Якушев тогда сказал: «Все, конец - чехам»! Наверное, какой-то внутренний подъем начался.
- Матчи с чехословаками, действительно, всегда походили на войну?
- Разные люди у них встречались. Кто-то нас ненавидел, кто-то - наоборот. Например, Махач, Поспишил, Мартинец, Фарда вполне нормально к нам относились. А поколение постарше - Голонка и его партнеры - настроены были более радикально - после весны 1968 года… Единственное, их стиль игры во все времена… Мы говорили, если получил от канадца, то сам виноват, а чехословаки могли всегда что-то исподтишка сотворить.
- Кубок Канады-1981 - еще одно эпохальное событие в вашей карьере?
- В принципе, да. Но все-таки Олимпийские игры - совсем другое.
- Победить канадцев было важно на таких турнирах?
- Выигрывать нужно было всегда! Если куда-то едешь, то цель одна - первое место!
- На предварительном этапе наша команда уступила канадцам 3:7, откуда взялся разгром «кленовых» в финале?
- Объяснить поражение на старте трудно. Но думаю, мы только прилетели за океан, акклиматизация, оказались не совсем готовы. Но к финалу, втянулись, набрали обороты. Канадцы же, наоборот, успокоились, были уверены, что они уже победители турнира. Ну, и мы, все-таки сыграли здорово.

 

На Кубке Канады играли и за страну, и за Валерку Харламова

- Как команда отреагировала на трагическую гибель Харламова? Игроки были готовы уехать на похороны, а Тихонов не отпустил?
- Действительно, хотели… Мы об аварии сначала узнали из сообщения канадского телевидения. Там же разница по времени. Вечером смотрим передачу, а там показывают Харламова в черной рамке. Утром объяснили все подробности. Кто-то из ребят стал говорить, что надо ехать на похороны обязательно. Но потом пришли к выводу, что это не так просто сделать. Поэтому решили играть в Канаде и за Валерку, и за себя. И, можно сказать, получился турнир памяти Харламова.
- Такие хоккеисты, как Харламов, рождаются раз в столетие?
- Любой великий хоккеист рождается раз в столетие. И Якушев, и Шадрин, и другие. Но Валера просто был такой человек… К нему и молодые тянулись, и ветераны с ним дружили. Он оказывался таким связующим звеном. Ну, а то, что игрок был замечательный - это понятно!
- Вы говорили, что на Кубке Канады все внимание было приковано к Уэйну Гретцки, хотя многие наши хоккеисты ему не уступали в классе.
- Понятно, что Гретцки - звезда, великий хоккеист. Но почему-то о наших говорилось гораздо меньше. Уже тогда было преклонение перед энхаэловцами и НХЛ. Но, если всю сборную СССР, еще после Суперсерии-1972 хотели пригласить в НХЛ, значит, наши игроки были не хуже.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

 

Хоккей Шалимов Виктор

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

29 октября