В «Нефтехимике» образовался семейный дуэт из Петербурга. С прошлого сезона тренером вратарей в нижнекамском клубе работает Валерий Иванников, блиставший в СКА в 1990-е. В нынешнее межсезонье состав команды пополнил его сын, Евгений, чья карьера тоже начиналась в городе на Неве - за армейцев с перерывами он играл с 2010 по 2017 годы. А еще выступал в КХЛ за «Адмирал», «Спартак» и «Ладу». Последние два сезона провел за одного из лидеров ВХЛ - ханты-мансийскую «Югру».

 

Подняться из ВХЛ непросто. Мне повезло в этом году

- Евгений, после долгого периода вы возвращаетесь в КХЛ. Соскучились по ведущей российской лиге?
- Да. У меня был подписан уже контракт с «Югрой», и перед самым началом предсезонного сбора поступил звонок из «Нефтехимика». Все решилось буквально за пару дней.
- Чувствуете большую разницу между КХЛ и ВХЛ?
- Пока не могу сказать, что испытываю какие-то сложности на тренировках. Разница не особо большая. У меня такая же работа - ловить шайбу. Впрочем, в КХЛ скорость мышления повыше, плюс опытных и мастеровитых игроков побольше.
- Есть мнение, что из ВХЛ очень сложно вернуться в КХЛ - как ни играй. Существует такая проблема?
- Думаю, да. В Высшей лиге хватает хороших игроков, которые бы могли без проблем выступать в КХЛ. Но оттуда действительно трудно подняться лигой выше... Мне повезло в этом году.
- Как вам вообще жилось в Сибири, Ханты-Мансийске? Тяжело привыкали?
- В принципе, без проблем. Единственное - значительно холоднее. Снег лежит, как и положено, весь сезон - с осени до весны.
- Какой самый сильный мороз перенесли?
- Минус 40. У меня от дома до стадиона идти пешком минут десять, но было неприятно. Лучше передвигаться мелкими перебежками (смеется). К счастью, таких сильных холодов на мою долю выпало немного.
- Вы же сейчас первый раз за ­карьеру тренируетесь под руководством отца?
- Нет, мы работали вместе в МХЛ, когда я выступал за «СКА-1946».
- Насколько это сложно?
- Ничего особенного в этом не вижу, все нормально. На тренировках рабочие отношения.
- Неужели он к вам не требовательнее относится, чем к другим вратарям?
- Не думаю, что он строг на тренировках именно ко мне. Все равно общение больше происходит индивидуально: если отец видит какие-то ошибки вратаря, то ему подсказывает. И требует одинаково от всех.
- Вы считаете, что уже достигли его уровня?
- Сложно сказать. В разные времена все-таки играем. Тогда был один хоккей, сейчас - другой. И, наверное, правильнее уже по окончания моей карьеры сравнить. Ведь чего добился Валерий Иванников - мы уже знаем, а чего я - нет. У меня еще есть время (улыбается).

 

Отец оберегал и от попаданий шайбы в голову

- Вспоминаете какие-то папины матчи?
- Если честно, то все уже подзабылось. Но точно помню, что постоянно ходил на его игры, тренировки - когда появлялась возможность. Всегда с удовольствием за ним наблюдал.
- Не секрет, что ваш отец скептически отнесся к тому, что вы выбрали амплуа голкипера.
- Сейчас я в какой-то степени понимаю, от чего он меня оберегал, почему не хотел, чтобы я шел в ворота. Но пока ты это еще не попробовал - не осознаешь.
- Что именно?
- Психологически быть вратарем значительно сложнее, чем защитником или нападающим. Ответственность больше. Ты один в воротах! Твоя ошибка - это гол. А помарки остальных игроков еще кто-то может исправить. Плюс постоянные броски - в тебя шайба летит. В голову и так далее (смеется)! Я думаю, он меня от этого тоже оберегал!
- Как считаете, что пошло не так и почему вам не удалось закрепиться в составе родного клуба - СКА?
- Я как-то особо это не анализировал. Но понятно, что причина лежала во мне. Не показывал той игры, которая соответствовала уровню команды. Тут ничего не поделаешь... Просто надо двигаться дальше, стараться совершенствоваться, быть как можно лучше - с каждым днем, месяцем, сезоном.
- Может, дома тяжелее пробиваться - давление родного города?
- Нет, дома, наоборот, всегда хорошо. Не надо никуда переезжать... Я не чувствовал какого-то особого давления - ни со стороны руководства клуба, ни со стороны журналистов. Наверное, не хватало того, что называют стабильностью. В одном матче мог поймать все, что летело, а в следующем уже так уверенно не смотрелся...
- Но, когда вам дали шанс в «Адмирале» и поверили - стабильность пришла...
- Я бы не сказал, что в СКА не чувствовал доверия. Ко мне было хорошее отношение тренерского штаба и руководства. Может, какое-то подсознательное давление... Когда ты приходишь в такую команду, то понимаешь, что надо выдавать сто, двести процентов от того, что имеешь. А не всегда получается.

 

Меня возвращали в СКА, надеясь, что смогу заиграть

- Со стороны создавалось впечатление, что стоило вам сыграть чуть лучше в другом клубе, как вас возвращали обратно в СКА. И тем самым серьезно осложнили вашу карьеру.
- Наверное, все не так. Меня отдавали в другие клубы, когда я не проходил в состав. Обменивали, чтобы я получил игровую практику в КХЛ. Потом возвращали обратно, надеялись, что смогу закрепиться. Таким образом получал возможность играть, а могли, наоборот, держать несколько лет на лавке третьим голкипером или отправить в ВХЛ.
- Но при этом вы теряли место основного голкипера, возвращаясь в СКА. Многие считали, что такая ситуация несправедлива…
- Думаю, я просто показывал достаточно неплохой уровень в других командах, и в СКА надеялись, что смогу заиграть и у них... Но получилось, что не смог.
- В каком сезоне, считаете, имели реальную возможность занять место основного голкипера в СКА?
- Наверное, в чемпионате 2014/15, когда вернулся из «Адмирала». В тот сезон у меня была возможность занять место в составе, мне давали шанс.
- О первом чемпионском сезоне СКА какие остались впечатления? Сразу стало понятно, что та команда - с Быковым и Захаркиным - находится на дороге к чемпионству?
- Да, внутри коллектива это чувствовалось сразу. Тренеры отличную атмосферу создали, я первый раз с таким столкнулся. Состав хороший подобрался. С самого начала чемпионата мы выдали длительную победную серию, и было понятно, что команда имеет шанс взять Кубок... И тренеры мне доверяли. Но сам не сыграл так, как надо, как должен.
- Обида осталась? Ведь Кубок Гагарина оказался совсем рядом, и тут надо уезжать.
- Меня обменяли на Илью Ежова... Кубок - это, конечно, хорошо. Быть в чемпионской команде, все это прочувствовать - непередаваемые ощущения. Но оставаться третьим голкипером я бы не хотел. Поэтому считаю, что тот трейд для меня тоже оказался хорошей новостью. Я провел за «Ладу» много матчей. Лучше играть, чем сидеть на трибуне. Думаю, каждый хоккеист под этим тезисом подпишется.

 

У Йортикки летали предметы по раздевалке. Но по мелочам

- При Быкове вашу фамилию нанесли на Кубок Гагарина?
- Нет.
- А при Знароке?
- Вроде да. Я, честно, этим вопросом не задавался, ведь провел в том сезоне-2016/17 всего один матч за «основу». Может, нужно провести определенное количество встреч, как в НХЛ при выигрыше Кубка Стэнли? По крайней мере, перстень получил от клуба. И мини-кубок Гагарина на память каждому подарили. Выиграть главный трофей КХЛ все-таки очень почетно. Память на всю жизнь. Даже если ты был в команде третьим голкипером. Не все хорошие игроки достигают этого рубежа за всю карьеру.
- Между Быковым и Знароком большой контраст?
- Наверное, нет. Знарок точно так же умеет создавать хорошую атмосферу в раздевалке. В команде не было никаких проблем. Если разница и существовала у двух чемпионских тренерских тандемов, то только в каких-то мелочах.
- Есть игроки, которые боятся Знарока?
- Не знаю. Я - нет. А чего бояться (смеется)? Он мне не показался страшным. И потом - я был все-таки третьим вратарем, и мы не часто пересекались. К тому же голкиперы больше общаются со своим тренером, а не с главным.
- Финский тренер «Амура» Ханну Йортикка - самый эмоциональный тренер в вашей карьере?
- Наверное, да. Хотя во Владивостоке финн стал поспокойнее. Не особо выказывал свои эмоции.
- Но разные предметы, говорят, все равно по раздевалке летали?
- Если только по мелочам (улыбается). Ну, и иногда раздавался крик.
- Как приспособились к бесконечным перелетам «Адмирала» по стране?
- Тяжеловато приходилось. Но куда деваться? Хотя большую проблему вызывают не сами перелеты, а постоянная смена часовых поясов. В начале сезона летаешь - и летаешь! А ближе к концу в организме уже накапливалась усталость. С физиологией не поспоришь.
- Как относитесь к конкуренции с другими вратарями?
- Хорошо. Конкуренция мне помогает становиться лучше. Тем более что это какое-то соперничество только на льду. В жизни продолжаешь общаться со всеми партнерами. Никаких проблем! Хотя конкуренция - это вообще такое слово, которое мне не нравится. Как будто между нами идет борьба.

 

Секрет Шестеркина - умение побеждать!

- Но место в воротах - одно. Разве это не так?
- Я на эту ситуацию по-другому смотрю. Мы ведь все равно находимся в одной команде, делаем общее дело, помогаем побеждать своему клубу. Я не ощущаю, что мы с партнером соревнуемся. Если он выходит на лед, я за него переживаю - он приносит победы нашей команде. Больше в этой ситуации я отталкиваюсь от себя. Стараюсь становиться сильнее.
- Кто-то из конкурентов по вратарскому цеху был откровеннее сильнее вас?
- Могу сказать, что меня удивил Игорь Шестеркин. И продолжает удивлять! То, что он сейчас «творит» в НХЛ, - классно! Я Игоря увидел в СКА, когда он еще только подавал надежды. О нем уже слышали, но никто не знал, чего этот парень сможет реально добиться... Еще Сергея Бобровского могу отметить. Правда, когда мы пересекались с ним, он уже был состоявшимся вратарем, выступавшим в НХЛ.
- В чем секрет Шестеркина?
- Его секрет - умение побеждать! Даже в НХЛ! Самое главное, что определяет класс вратаря, - это победы. Игорь на всех уровнях приносил своим командам успех.
- А в Бобровском что главное? Спокойствие?
- Шестеркин тоже отличается абсолютным спокойствием. Это один из его плюсов. Бобровский - очень трудолюбивый парень. За ним было очень интересно наблюдать, когда он приезжал в СКА во время локаута.
- В СКА еще надеетесь вернуться?
- Сложно сказать. Если поступит предложение - буду думать. Но, пока его нет, не вижу смысла этим забивать голову.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Иванников Евгений

Наши партнёры

СМИ2

banner telegram

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

2 октября