Не чужой для Питера человек Игорь Захаркин во второй части своего интервью рассказал о том, чем для него стал шведский этап работы, как зародился тренерский тандем с Вячеславом Быковым. Ну а также немного пролил свет на то, почему после завоевания питерскими армейцами Кубка Гагарина им пришлось покинуть СКА.

 

В Швеции президент клуба сказал, что я не имею права критиковать игрока как личность

– Что в вас как в тренере и человеке изменила работа в Швеции?
– Во-первых, Швеция – моя первая самостоятельная работа как тренера. Нужно было самостоятельно готовить команду, играть... Но я не всегда понимал менталитет местных хоккеистов. Не знаешь, о чем они говорят за спиной, – ведь ты переживаешь в случае поражения, а там другое настроение... Сначала было непросто... Например, наигрываешь ведущие звенья для игры в неравенстве, а тебя приглашает президент клуба и говорит, что некоторые хоккеисты жалуются! Ты много работаешь с лидерами и мало внимания уделяешь остальным. Все хоккеисты нашей команды должны получать одинаковое внимание тренера.
– Неожиданно.
– И второй момент. Однажды в раздевалке в перерыве я высказал претензии своему левому нападающему, который действовал неправильно. И опять же меня пригласил президент и сказал, что я не имею права критиковать игрока как личность. Таким образом, учился открытости, умению разговаривать, слышать, что тебе говорят твои оппоненты. И не за счет голоса и давления, а за счет аргументов приходить к правильному решению. В то же время придумал для себя такой слоган или девиз. «Я не знаю, что вам сказал до тех пор, пока не пойму, как вы это услышали». Важно довести до игроков свои требования игры, чтобы они их четко понимали и выполняли – это основа успешной работы.

 

С Быковым всегда говорили «мы» и делили сферы влияния

– Насколько вам было сложно вернуться обратно в Россию? Если бы не последовало предложение Быкова – приехали бы?
– Нет. Если бы не Вячеслав Быков, думаю, не приехал бы в Россию. У меня ведь был практически пожизненный контракт. Но Слава – необыкновенный человек, личность. Мы еще на чемпионате мира 1995 года договорились – хорошо бы нам когда-нибудь поработать вместе. Пришлось просить, чтобы меня отпустили в Швеции, расторгли соглашение. Хотя там еще год за мной держалось место.
– Так получилось, что в нашем хоккее пока было только два случая, когда разделение на главного тренера и старшего номинальное, поскольку оба специалиста на равных ведут игру команды. Первый – Чернышев и Тарасов, второй – ваш с Быковым.
– Мы так специально не придумывали. Это, наверное, сформировалось и у Славы в результате его заграничного опыта, и у меня. Мы понимали, что сейчас в хоккее, да и вообще в спорте нет людей, которые «якают». Мы всегда говорили «мы» и делили сферы влияния таким образом, чтобы один усиливал другого. Вы даже не представляете, сколько мы спорили, когда находились наедине. Постоянные дискуссии. Но всегда конструктивные. Отсутствовало перетягивание в одну сторону. Было простое понимание того, что вдвоем мы сильнее, чем поодиночке.
– На предложение возглавить СКА в 2014 году как отреагировали? Насколько тяжело было принять вызов? Вы ведь к тому времени уже всего добились…
– Совсем не сложно. Был 2014 год. Сборная Польши, в которой мы тогда работали, выиграла все свои турниры, где принимала участие. Присутствовала уверенность. Мы приехали на Олимпиаду в Сочи. Состоялись хорошие встречи с ветеранами нашего хоккея – Старшиновым, Давыдовым… Очень душевно общались. Много разговаривали с Юрзиновым. В России ты находишься в своей среде, кайф получаешь просто от встреч, общения. Вот на стадионе видишь Сашу Радулова, Женю Малкина, а за пределами разговариваешь с их родителями. Ты – свой, это часть тебя, которая здесь осталась. У меня на тот момент было предложение из «Лады». Но когда позвонил Слава и сказал, что СКА ставит перед нами такие задачи, вопросы сразу отпали.

 

В сложные моменты правильные слова находил Тимченко. Причем речь шла не о деньгах

– Сомнений, значит, не возникало?
– Помню первую фразу на встрече с руководителем СКА. «Хорошо бы в финале Кубка Гагарина выступать». Мы сразу определили: «Не надо говорить, что хорошо бы выиграть. Надо говорить: «Мы выиграем». И что для этого надо сделать. Я очень рад, что нас поддержали в клубе, помогли настроить процесс.
– Когда приняли команду, сразу определили болевую точку, которую надо преодолеть, чтобы добиться успеха? Ведь СКА к тому времени имел репутацию кладбища тренеров.
– Мы летом очень тщательно просматривали матчи с участием СКА, записанные на видео, корректировали, разрабатывали планы, точечно приглашали игроков на определенные позиции. Мы хорошо знали многих ребят. Капитан Илья Ковальчук с нами выигрывал чемпионаты мира. Пришел Антон Белов, который у нас начинал в ЦСКА, так же, как Илья Каблуков и Виктор Тихонов. Евгений Кетов и Евгений Дадонов играли за сборную. С Торесеном многое пережили в «Салавате»... Просто надо было правильно подготовить эту команду, подвести их к матчам плей-офф в лучшей форме. Создать настоящий боевой коллектив.
– Это всегда нелегко.
– Да. Важно расставить приоритеты. В каких-то принципиальных матчах требовалось побеждать. А где-то мы подводили хоккеистов к плей-офф, изменяя систему игры, составы пятерок. Мы понимали, что кубковый розыгрыш – это то, чего всегда не хватало игрокам СКА. Армейцы всегда сильнее выглядели в регулярном чемпионате.
– Неоспоримый факт.
– Причем работа шла с каждым игроком. С защитниками Сергей Зубов очень много занимался. Все ему доверяли: кто лучше Зубова может подсказать, как в той или иной ситуации действовать? Нападающим помогал Николай Борщевский. Использовали все возможности, чтобы остов команды становился несгибаемым. И, кстати, здесь большую роль сыграл президент клуба Тимченко. В сложные моменты сезона он находил правильные слова. Причем речь шла не про деньги. Читатели сейчас будут читать и смеяться: о чем он там говорит?

 

После победы в Кубке Гагарина наш полет был подрезан!

– Будут!
– Я вас уверяю: когда идет борьба в таком чемпионате, суммы контрактов игроков не имеют значения. На льду играют не финансы, а хоккеисты. Наоборот, у кого меньше денег, те, как правило, более злые. Поэтому надо было говорить именно правильные слова, которые укладывались в канву с нашей педагогической доктриной. И это тоже огромная помощь. Все службы и люди, которые работали в команде и вокруг нее, делали все возможное под нашим контролем и коррекцией. И это помогло сплотить команду, сделать несгибаемой в матчах плей-офф. Наша серия против ЦСКА точно останется в истории!
– Насколько вам было сложно психологически после победы в Кубке Гагарина сказать, что вы не будете больше работать в СКА?
– Очень несложно.
– Почему?
– Не хочу раскрывать все детали. Но определенные силы стали вмешиваться, требовать утверждения тренировочных планов, мы не могли планировать самостоятельно подготовку команды... Хотя должен быть кайф! Кураж! Огромное желание, что мы все можем! Но этот полет был немного подрезан. Мы начинали понимать, что будет очень сложно продолжать работать. И потом, мы отдали все силы, чтобы взять Кубок Гагарина, что было непросто. Вспомните серию против ЦСКА. Проигрывали 0-3... Это были страшные дни!

 

Поговорим с Быковым и выходим вдохновленные – будто новая жизнь!

– Вы сами были уверены, что эту серию можно вытащить?
– Да! Абсолютно! Мы очень четко анализировали и находили решения, после каждой встречи что-то придумывали, как сделать так, чтобы изменить игру. Например, сначала попросили Зубова, чтобы он поделился своим опытом, – Сергей попадал в НХЛ в такие ситуации. Потом подбирали нарезки, что делает команда, когда проигрывает. Как ведет себя на скамейке. Потом мы изменили тактику – поняли, что с ЦСКА надо играть немножко по-другому. И когда это получилось – стало уже легче.
– Опыт работы в «Югре» и «Салавате» без Быкова – для вас уже другой?
– Конечно другой. Слава – уникальный человек! Он придает уверенности тому, что ты делаешь. С ним всегда можно поделиться своими сомнениями. Вы говорите, что мы вдвоем управляем командой, но и груз всегда на двоих. Мы поговорим друг с другом и выходим вдохновленные – будто новая жизнь начинается! Важно иметь такого партнера и друга, с которым ты идешь в бой!
– Он не подведет!
– Никогда, ни в какой ситуации. Слава мне однажды сказал, что можно кричать, что-то говорить, но мы стоим друг к другу спиной против всех, у нас только команда. Так было! И наверняка с Вячеславом было бы намного проще: и в Уфе, хотя мы там тоже вылезли на третье место, и в «Югре». Но перед «Югрой» просто другие задачи ставились, другие цели...
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Захаркин Игорь

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

3 декабря