По характеру она мне очень напоминает вчерашнюю историю в «Локомотиве». Сценарий, мне кажется, практически тот же: обструкция в прессе и на трибунах…

«ЗЕНИТУ» - 95. Воспоминания легендарного тренера

Олимпийский чемпион, экс-главный тренер «Зенита» и сборной России Анатолий Бышовец в интервью корреспонденту нашей газеты рассказал о том, как решился на работу в клубе из Санкт-Петербурга в 90-е годы прошлого века. Начали мы разговор с главной темы недели - продления контракта с Сергеем Семаком.

 

Семаку предстоит новый вызов

- Анатолий Федорович, в понедельник «Зенит» объявил о подписании нового контракта с Сергеем Семаком. Вы могли себе представить в ноябре 1998 года, когда с капитаном сборной Семаком уступили в Бразилии будущим пентакампеонам со счетом 1:5, что Сергей Богданович будет руководить клубом, который окажется на голову сильнее всех в России?
- Вы знаете, да. Хотя тот матч для меня больше памятен тем, что тогда мы летели в Бразилию сутки. Перелет был таким трудным, что на следующий день после прибытия игроки не могли надеть бутсы - настолько распухли ноги. Но возвращаясь к вашему вопросу о Семаке, отвечу: да, мог представить, что он станет тренером высочайшего уровня. Выдающиеся люди могут быть в разных профессиях: режиссеры, полководцы, тренеры. Конечно, все это должно быть подкреплено содержанием внутреннего мира. Здесь надо говорить и об IQ, интеллекте. Семак неслучайно окончил школу с отличием. У нас прекрасные отношения с ним, с удовольствием вспоминаю нашу беседу на сборах, когда говорили о его работе в «Зените» в качестве помощника различных тренеров команды. У Семака достаточно хороший потенциал, он человек думающий, ищущий. Тренер - это ведь не тот, кто знает, а тот, кто постоянно находится в поиске.
- Думается, у Семака впереди еще годы работы в «Зените»…
- Ему предстоит новый вызов с созданием новой команды для успешного выступления в Европе. Мне кажется, что для этого потребуются иные решения, чем прежде, создание условий. И, конечно, Семаку необходимо видение той команды, которая будет способна решать задачи в еврокубках.

 

С трудом представлял, как буду работать с Морозовым

- Анатолий Федорович, мы с вами решили вспомнить те времена, когда вы работали в «Зените». Помните, как приняли предложение возглавить команду?
- Помню, до получения приглашение от «Зенита» у меня был на руках предварительный контракт в Португалии. Пока я размышлял, поступило предложение от Мутко, он позвонил мне, и мы договорились встретиться. Я тогда плохо понимал, что происходит в клубе. Мутко приехал в Москву, мы встретились в гостинице в центре, и он мне сделал предложение. Он мне сказал, что контракт у Садырина закончился и руководство клуба приняло решение его не продлевать. Я показал имевшийся у меня на руках контракт с португальцами, и Мутко сказал: «Не вопрос, мы решим». Я поначалу плохо представлял, что из себя представлял тогда питерский клуб. А там, оказывается, шла борьба между Садыриным и Мутко. По характеру она мне очень напоминает вчерашнюю историю в «Локомотиве». Надо сказать, что Семин и Садырин - это два друга, они принадлежат к определенному кругу людей. Сценарий, мне кажется, практически тот же. И отношения с президентами, обструкции в прессе, на трибунах…
- Очень интересная аналогия.
- Я приехал в Питер, в команде тогда работал Юрий Морозов. С Мутко мы договорились о том, что контракт будет подписан. Для того времени было в новинку заверять контракт у нотариуса, но мы это сделали. По той причине, что то, как поступали тогда по отношению к тренерам, невзирая на договоры, это было полное бесправие.
- Вы настояли на визите к нотариусу?
- Да, я же работал за рубежом. Я понимал ситуацию. В то же время, с трудом представлял, как буду работать с Морозовым.
- Расскажите об этом.
- Мне нужна была информация, поэтому я попросил у Морозова документацию, планы, тестирование. То есть всю информацию об игроках. На что мне Морозов сказал: «У нас ничего нет». Как? И ответ был такой: «Садырин говорил, что у него всё в голове».
- Подход к делу совершенно иной, нежели у вас.
- У меня не было никогда ревностных отношений ни с Садыриным, ни с Семиным, ни с Морозовым, ни с Лобановским. Хотя в творческой и спортивной среде такое водится. Представлять их врагами? Нет! Но это были другие баррикады, другие принципы, другое отношение к футболу, к достижению результата. Все было противоположным. Но я понимал, что такое остаться без работы, ведь время было непростое. И я Морозова спросил: «Как представляешь свою работу в клубе (спортивным директором)?». И ответ был таким, что если оставлю его, то он готов помогать.
- Как вы ответили?
- Сказал, что кусок хлеба отбирать не буду, учитывая, что есть семья. И предложил попробовать. Договорились сотрудничать, и Морозов на следующий день улетел в отпуск. На месяц я остался практически у разбитого корыта.

 

«Бышовец пришел на «живое» место - мы ему покажем!»

- Какой была реакция на ваш приход в «Зенит»?
- Неоднозначная. Ведь, во-первых, есть околофутбольная среда в Питере. Во-вторых, из команды после первого сбора ушла целая группа игроков. Понятно, что отношений с Садыриным у меня не существовало. У него сначала была борьба с Мутко, а когда она завершилась отставкой, то потом перекинулась, если можно так говорить, на борьбу с командой «Зенит». И целая группа игроков ушла. Четверо ушли в ЦСКА с Садыриным, еще несколько футболистов покинуло команду. То есть получилась такая ситуация, что основного состава практически не было. Я сразу столкнулся с очень большими проблемами. Предстоял поиск равноценной замены тем, кто покинул команду. Надо было выстраивать коллектив, а целая группа игроков мало соответствовала моим требованиям. Шел поиск, мы как-то пытались компенсировать уход игроков.
Была еще одна проблема. Когда мы были на сборах перед началом турнира, один из людей, с которыми я работал в сборной, сказал: «Знаете, Анатолий Федорович, у Колоскова о вас очень высокое мнение». Мне стало интересно, откуда такая информация. И он рассказал такую историю: «Стоит группа тренеров, включая Садырина, Прокопенко, Газзаева, Овчинникова (из Нижнего Новгорода). Они стоят и обсуждают, что якобы Бышовец пришел на «живое» место в «Зенит». И говорят, что покажут этому Бышовцу». Так вот Колосков проходил мимо, и услышав это, сказал: «Вы плохо представляете, что из этого может получиться. Это будет непросто». Вот такие слова мне передали в то время, на первых сборах с «Зенитом». Вот такая «малява» пришла. А потом игроки стали один за другим уходить (было уже понятно, почему).

 

История с Березовским и «Спартаком» - «фейк»

- Да, в непростое время вы возглавили команду…
- А ведь в ту пору еще с Ромой Березовским запустили этот «фейк», сказали, что он сдал игру (в ноябре 1996 года московскому «Спартаку»). Это было сделано для того, чтобы нарушить взаимоотношения в команде и отношение к игроку.
- А вы верите, что он сдал матч «Спартаку»? Почему та игра настолько обросла легендами? Мнение болельщиков разделилось…
- У меня есть абсолютная уверенность в профессиональных и человеческих качествах Романа Березовского. А те люди, которые говорили об этом, те же Садырин и Газзаев, у меня не вызывают доверия.

 

Судьи творили с нами какое-то безобразие…

- Какие были расклады в финансовом плане перед вашим первым сезоном в «Зените»?
- Когда мы сели говорить о поощрениях, бонусах, премиальном фонде, услышал такие слова: «Хорошо, Анатолий Федорович, а что будем делать с судьями?». Мутко обижается, когда я так говорю, но это уже однажды просочилось в прессу. Я ответил, что суммы можно определять только за наши победы и ничьи. А вот все то, что могло отвестись на судей, то можно определить в премиальный фонд. Наверное, гостеприимство предполагает какое-то отношение к судьям. Первое: не обещать никаких денег. Я сказал, что победы не покупаю, мне это не надо. Хотя на каком-то этапе я задумался о верности своим принципам, потому что судьи творили с нами какое-то безобразие (улыбается).
- Один матч с «Балтикой» чего стоит.
- Когда Хусаинов восемь минут добавил, я понял, что играть будем до гола (счет был 2:1 в пользу «Зенита», но в компенсированное время Даев забил второй мяч). У меня к Хусаинову больших претензий не было, работали ведь вместе. Но история такая была, что Хусаинов был большой друг «Балтики», а она «болталась» тогда!
- Так как закончился разговор о судьях?
- Я сказал, что «по-человечески примите». Гостиницу сделайте хорошую. В конце концов, можно накрыть стол, накормить. Любят выпить? Ну, налейте. Любят сауну? Ну, накройте стол в сауне. Любят баб - можно и бабу найти. Это я так образно говорю. На этом мы и договорились. Поэтому «Зенит» не играл матчей, которые вызывали какие-либо сомнения. И судьи были благодарны, потому что их не обманывали и не вывозили в лес. Сами ведь понимаете, какое время было…
(В следующем номере - продолжение разговора с легендарным тренером о том, как он в десять раз поднял зарплату Александру Панову, как на первом сборе игроки, оставшиеся после отставки Садырина, решили выпить вина отдельно от команды…)
Константин Ромин.

Футбол Зенит ФК Садырин Павел Бышовец Анатолий Мутко Виталий

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

3 декабря