«Юрий Андреевич, я не Буряк! Я - Зинченко»! - отвечал тренеру один из лидеров ленинградского «Динамо» 70-х

История питерского футбола. Далекое и близкое с Алексеем Павлюченко

Только на моей памяти петербургское/ленинградское «Динамо» раз пять уходило в небытие и воскресало, словно пресловутый Феникс из пепла. Ждем очередной ренессанс… А пока вспоминаем историю, как «бело-голубые» не воспользовались историческим шансом сместить с трона «Зенит».

 

«Товарищ Берия вышел из доверия»

«Динамо» приняло участие в первом клубном чемпионате страны в 1936-м. В довоенные и первые послевоенные годы именно динамовцы были законодателями мод в ленинградском футболе. Первый удар по «Динамо» был нанесен в незапамятном 1953-м. Спортивное начальство посчитало: слишком много развелось этих «Динамо», представлявших ведомство Лаврентия Берия, как пелось в народной частушке, потерявшего доверие. Дальше - запутанная история. На месте «Динамо» возникли «Трудовые резервы». «Бело-голубые» вернулись в класс сильнейших перед началом сезона-1962. Опять же не по спортивному принципу - по кабинетному решению: заняли место другой ленинградской команды - «Адмиралтейца». Поиграли еще два сезона и с элитой попрощались, а в 1972-м покинули и первую лигу. Чтобы оттуда вернуться, нужно было не просто выиграть зональный турнир, но и преодолеть разного рода стыковые «пульки»…
Возвращение растянулось на четыре сезона. Я не буду вдаваться в тонкости коррупции в отдельно взятых республиках бывшего СССР. Это дело профессиональных историков и тех, кто любит покопаться в недалеком прошлом на просторах Интернета, порой подменяя факты… В футбольных кругах прекрасно разбирались в местоимениях и наречиях «кто, кому, зачем и сколько». Вот что рассказывал в своих мемуарах советский арбитр Марк Рафалов: «Перед игрой «Янгиер» - «Даугава» (стыковой матч в 1975-м. - Прим. автора) в номер к московскому арбитру Виктору Жаркову заявился вальяжный господин из Узбекистана. Без лишних экивоков он заявил, что в случае победы «Янгиера» судье будет вручена пачка ассигнаций на сумму, превышающую стоимость новеньких «Жигулей» (средняя зарплата в стране составляла тогда 120-130 рублей). Жарков решительно отверг предложенную ему мзду. «Даугава» победила 3:2. Спустя некоторое время мы узнали, что переговоры в гостиничном номере арбитра были записаны на видеопленку. Назревал скандал межреспубликанского значения. Однако вмешательство партийных небожителей, предложивших не поднимать бурю в стакане воды, остудило служебное рвение работников правоохранительных органов»… Это уже в годы перестройки следователи Гдлян и Иванов инициировали «хлопковое дело», но тоже не довели его до конца - Союз развалился.
Не случайно я так подробно описал «работу», проделанную узбекскими товарищами. Осенью 1976-го «Янгиер», к тому моменту «Мелиоратор» (команда была приписана к комбинату строительных материалов и конструкций), сделал новый заход в первую лигу, и на пути спортсменов из Сырдарьинской области возникло питерское «Динамо».

 

Узбекские «гонцы» предлагали суммы, которые простому советскому футболисту и не снились

Выездной матч завершился вничью 1:1. Питерцы долгое время играли вдесятером после удаления защитника Виталия Лебедева, а спаслись за пять минут до финального свистка после удара форварда Владимира Гончарова. Ответная игра проходила 5 ноября на стадионе имени Кирова. Выпал снег, ударил мороз (40 лет назад в Питере еще можно было застать настоящую зиму, стартовавшую в последний месяц осени…). Однако представителей солнечного Узбекистана погодные условия нисколько не тревожили, перед игрой им предстояло решать другие задачи, все по тем же лекалам…
Вот что рассказывал мне покойный ныне Лев Бурчалкин, начальник коман­ды «Динамо» в 1976-м: «Я уже собирался поступать в ВШТ, но Анатолий Васильев, возглавлявший динамовскую команду, предложил поработать вместе. Накануне игры с «Янгиером» развернулась прямо-таки детективная история. Узбекские «гонцы» начали обхаживать наших игроков, предлагали суммы, которые простому советскому футболисту даже и не снились. Ребята испугались, доложили начальству, оттуда пошла депеша в Москву. Короче, в упорной борьбе мы добились победы - 3:2 и вышли в первую лигу».
История получила продолжение. В еженедельнике «Футбол-Хоккей» (№3, 16.01.1977) появились строки за подписью Николая Мечникова, заместителя председателя СТК (спортивно-технической комиссии): «…Перед игрой Абдураимов «навестил» нескольких динамовцев на квартире, предложив им проиграть решающую встречу. Ленинградские футболисты, образно говоря, спустили этого дельца с лестницы».
Это же практически «моджигейт»! Берадор Абдураимов, играющий тренер «Янгиера-Мелиоратора», не простой хлопкороб, а суперзвезда советского и узбекского футбола! Член клуба бомбардиров имени Федотова, наверное, лучший игрок ташкентского «Пахтакора» за всю его историю. Такое заявление из уст ответственного работника Федерации футбола СССР должно было как минимум пожизненно отлучить легенду от футбола, чтобы другим не повадно было! Однако скандал вновь замяли… Кстати, динамовцы отрицают факт хождения по квартирам именно Абдураимова.

 

Комсомолки на базе в Васкелово

Вернемся к «Динамо». В 1977-м в клубе собралась большая группа бывших игроков «Зенита». Зинченко, Хромченков, Гончаров, Стрепетов, Николаев, Лебедев, Пронин. Плюс будущие зенитовцы - Ларионов, Желудков, Герасимов, Бондаренко. Для понимания: это примерно то же самое, если бы сегодня в «Динамо» перешли Лунев, Ракицкий, Оздоев, Кокорин, ну и еще Мусаев с Шамкиным… Сыграл статус «Динамо» как ведомственной команды: игроки проходили армейскую службу, не покидая родной город. Осенний призыв 1976-го привел на призывной пункт ведущих игроков «Зенита» - Владимира Голубева, Алексея Стрепетова и Георгия Хромченкова, всем им исполнилось по 26 лет, как говорится, на флажке призывного возраста в СССР. Футболистов побрили «под ноль», переодели в форму МВД и отправили в одну из частей Ленинградской области. Там все трое про­шли курс молодого бойца. Настоящий, с кроссами, стрельбой и обязательными политзанятиями. Голубева «Зениту» удалось отстоять, а Стрепетов и Хромченков отправились проходить дальнейшую службу в «Динамо».
«Бело-голубые» неудачно стартовали в первой лиге (две победы в 15 турах и 18-е, на вылет, место в таблице). Летом 1977-го практически инкогнито, по документам старшим тренером оставался Васильев, команду возглавил 43-летний Юрий Морозов. Это была его первая самостоятельная работа с клубной командой.
Морозов обнаружил «Динамо» в ужасающем состоянии. «Вы - духовой оркестр, где каждый играет в свою дудку», - говорил будущий ОВНП (отец всех наших побед). А когда увидел после тренировки на стадионе «Динамо», как футболисты у ближайших ларьков, вдоль Спортивной улицы, с кружками пива в руках сдували пенку, просто пришел в ярость. «Динамо» отправилось на сбор в Васкелово, где на ведомственной базе были созданы великолепные условия для работы.
- Юрий Андреевич, сколько мячей брать? - спросил администратор ­команды старшего тренера.
- Им не нужны мячи, будут без них тренироваться, - отчеканил Морозов.
Там, в Васкелово, произошел анекдотический случай. Летом 1977-го проходил слет комсомольцев со всеми вытекающими. Кто не смотрел, посмотрите на самоизоляции фильм «ЧП районного масштаба», снятый в 1988 году на «Ленфильме» по повести Юрия Полякова, где максимально достоверно изложена история «слетов» в брежневский период. Когда динамовцы после тренировки отправились в баню, обнаружили там… комсомолок… простите за интимные подробности. Морозов всех разогнал, чтобы не мешали тренировочными процессу. С дисциплиной у Андреича все было на высшем уровне. Резо Чохонелидзе он посадил на скамейку за споры с судьями, а Гончарова - за… игру пяткой. В профилактических целях.

 

Выиграв в Минске, динамовцы лишили себя премии и загранпоездки

Морозов - апологет системы своего друга и единомышленника Валерия Лобановского - мечтал сделать из своей команды подобие киевского «Динамо». На тренировках постоянно ставил в пример отдельных игроков. Однажды Анатолий Зинченко, первый официальный легионер в истории советского футбола, не выдержал и ответил: «Юрий Андреевич, я не Буряк! Я - Зинченко!»
В 32-м туре предстояла игра в Минске. Питерские «бело-голубые» поднялись на 12-е место, а минчане в компании со «Спартаком» Бескова, проходившим очищение первой лигой, и «Пахтакором» дышали друг другу ноздря в ноздрю. Претенденты на повышение в классе набрали по 42 очка (при двухочковой системе начисления). Хозяева мысленно записали два балла в таблицу. Им предстояла игра с коллективом своего ведомства. Морозов и тренер минчан Олег Базилевич еще год назад вместе работали в сборной СССР. Сюжет незамысловатый для советского футбола…
Игроки питерского «Динамо» той поры вспоминали, что в столице советской Белоруссии на Морозова был мощный наезд со стороны ЦС «Динамо». За «помощь одноклубникам» пообещали премии в конце года и заграничную поездку на товарищеские матчи. С учетом, что игроки-срочники получали по 130 - 150 рублей (в два раза меньше, чем в «Зените»!) и только гражданских можно было оформить в пожарную часть и выписать доплату рублей 70, премия не помешала бы, да и кому мешали и мешают деньги? ЮАМ собрал трех ведущих игроков и задал прямой вопрос: «Будем играть? Или…». Парни вышли на поле и выдали игру по качеству на уровне высшей лиги, а два шикарных гола Зинченко лишили минчан драгоценных очков, а впоследствии - и путевки в «вышку». В Москве не простили дерзость, ни в какую загранпоездку питерцы, конечно, не поехали.
В следующем туре «Динамо» практически всю игру возило на стадионе Кирова «Спартак», но недопонимание вратаря и защитника позволили Сергею Шавло, не поверившему в свалившееся на него счастье, забить с нулевого угла. Юрий Андреевич в сердцах обвинил игроков в сдаче матча и еще лет пять не мог простить обиду, но потом осознал, что был неправ.

 

Зачем кормить 25 футболистов, если они не приносят олимпийских медалей?

В конце 1977-го Морозова вызвали в Смольный и сообщили, что окончательно сделали ставку на «Зенит». Попрощавшись с динамовцами, в октябре он сменил Германа Зонина у руля «сине-бело-голубых». Может быть, Андреич и остался бы в «Динамо», но решение принимали наверху.
- Если бы мы сохранили тот состав, то через пару лет вышли бы в высшую лигу и составили конкуренцию «Зениту». Просто руководителей города абсолютно не интересовал динамовский футбол. Приближалась московская Олимпиада, и чиновников заботили лишь олимпийские виды спорта. Легкая атлетика (Аксинин), гимнастика (Дитятин), а зачем нужен футбол, ведь надо кормить двадцать пять человек, а олимпийских медалей они не принесут, - свою версию событий сорокалетней давности изложил мне экс-капитан «Динамо» Резо Чохонелидзе, в будущем менеджер «Милана», а сейчас уже на протяжении 12 лет - генеральный директор киевского «Динамо».
К слову сказать, многолетний глава городского совета «Динамо» Виталий Зубрилин по прошествии времени признавался ветеранам «бело-голубых», что совершил ошибку, отцепив футбол и хоккей, мог бы со временем стать президентом большого клуба. «Динамо» в конце семидесятых - начале восмидесятых превратилось в фарм-клуб «Зенита», чемпионский фарм-клуб, заметьте. В этом заслуга Морозова. Он выстроил цепочку: ЛОМО - интернат - «Динамо» - «Зенит». Десять (!) игроков «Зенита» - чемпионов 1984 года начинали свой путь в большой футбол на проспекте Динамо, 44.

 

Футбол Зенит ФК Морозов Юрий Зинченко Анатолий

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

3 декабря