ФУТБОЛ. После развала СССР. Как это было

 

Хитрый лис Колосков

«Зенит» - лучший клуб России ХХI века по результатам прежде всего. А вот сезон-1991 питерцы доигрывали, особо не заботясь о результате. Августовский путч 1991 года окончательно свалил империю, на обломках которой вскоре возникли 15 независимых государств. Очевидно, что и футбола перемены должны были коснуться. Поэтому 18-е место «Зенита» в союзной первой лиге, а вместе с ним «путевку» в буферную зону второй лиги никто всерьез не воспринял. Скорее предполагали, что команда Юрия Морозова окажется в «вышке», вопрос - какого турнира? Ответ на него спешно попытался дать главный футбольный чиновник экс-СССР и Всея Руси Вячеслав Колосков, представив проект чемпионата СНГ.
Оглядываясь на три десятилетия назад, понимаешь, что создание Ассоциации футбольных федераций СНГ, правопреемника футбольного СССР, оказалось решающим фактором для УЕФА, чтобы сохранить нашу сборную на Евро-1992. В этой жесткой политической игре (итальянцы, проигравшие нам в отборе, уже потирали руки и готовы были заменить команду несуществующего государства) хитрый лис Вячеслав Иванович вышел победителем.
В открытый (формулировка для тех, кто не вступил в Содружество) чемпионат СНГ изначально в России мало кто верил. В середине января Колосков и товарищи огласили состав лиги из 22 команд, разбитых на две группы. «Зенит» был определен в группу «А» в компанию с «Памиром» из Душанбе, «Нефтяником» из Ферганы, «Нефтчи» из Баку, «Тилигулом» из Тирасполя. Чем руководствовались чиновники? О каком чемпионате могла идти речь, если перечисленные выше города были на пороге гражданских и межэтнических войн?! В 1992-м в Душанбе и в Тирасполь въезжали российские танковые дивизии, но никак не футбольные команды. Этот турнир просто не доиграли бы. В итоге новоявленный чемпионат просуществовал меньше месяца. Демарш пяти московских клубов подвел черту: в конце марта стартует чемпионат России! «Зенит» и здесь оказался в числе 20 команд элиты, опять же разделенных на две группы… А еще, кстати, 8 февраля мы будем отмечать 30-летие создания РФС…

 

Демарш Морозова

В те исторические дни «Зенит» находился на обочине и решал свои приземленные задачи - выжить! Последние опытные игроки (Бирюков, Желудков, Ларионов, Долгополов, Сергей Кузнецов, Захариков, Подпалый) разбежались. В распоряжении Морозова оставалась талантливая молодежь от 18 до 24 лет, но идти с такой коман­дой в высшую лигу - поставить под удар репутацию. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Андреича, стал отъезд в ЦСКА 18-летнего Дениса Машкарина. Суперталантливый воспитанник «Смены» мог сыграть и на позиции последнего защитника, и опорным хавом, но зарабатывать 100 долларов в месяц парень посчитал слишком унизительным и неперспективным.
Морозов был взбешен, он требовал объяснений от президента клуба Владислава Гусева. Однако кандидат педагогических наук, великолепный комментатор только разводил руками. В середине марта Юрий Андреевич подал в отставку. Развод с клубом сопровождался ярким спичем на заседании городской Федерации футбола. 57-летний Морозов сыпал цитатами, вспомнив даже великого скульптора Эрнста Неизвестного, говорившего в эмиграции, что «отличительная черта советского человека - некомпетентность в профессиональной деятельности». Тренер явно намекал на президента клуба…
«В марте 1992-го я присутствовал на заседании Федерации футбола. Морозов спустился с трибуны и сразу направился к выходу. Председатель Федерации Анатолий Васильев, давний друг Морозова, кричит ему вслед: «Юра, что делать-то? Кто же теперь «Зенит» возглавит?» - «Пусть Мельников тренирует». Вячеслав Михайлович был помощником Морозова. Его кандидатуру сразу же утвердили. Вечером я набрал Михалыча и сообщил, что отныне он стоит у руля…» - вспоминал будущий тренер и спортивный директор «Зенита» Борис Рапопорт.
Компанию экс-чемпионам СССР в подгруппе составили столичные «Спартак» и «Торпедо», волгоградский «Ротор», «Ростсельмаш», «Шинник» из Ярославля, нижегородский «Локомотив», «Крылья Советов», «Кубань» и «Асмарал» советско-иракского миллионера Хусама Аль-Халиди. Именно с командой, названной по первым слогам имен дочерей Аль-Халиди, «Зениту» предстояло открыть историю российских чемпионатов - 1 апреля 1992 года. Тренер - оппонент Мельникова - сам Константин Бесков. Место действия - СКК, еще носивший имя Ленина, на проспекте Гагарина, в наши дни ушедший под снос… В день смеха Питеру было совсем не до смеха - «Зенит» проиграл 2:4.
Шансов остаться в новоиспеченной «вышке» изначально было немного. В мае «Зенит» сумел усилиться «легионерами» из пылающего Таджикистана, бывшими игроками «Памира» - вратарем Андреем Мананниковым, защитником Алимжоном Рафиковым, который в конце сезона подрался с президентом клуба Гусевым, и форвардом Манасяном - лучшим бомбардиром в истории «Памира» времен СССР. Последний поиграл совсем немного, а вот Мананников по количеству суперсэйвов (жаль, время «Инстата еще не пришло) был на уровне лучших вратарей высшей лиги (Черчесова, Овчинникова, Хапова, Харина)… Мананникову пришлось не только спасать команду на футбольном поле, но и немного потрудиться в области снабжения. Вратарь «Зенита» ездил на рынок, затаривался у земляков и привозил свежие овощи на базу в Удельную! А жена Мананникова вместо стандартного для спутниц футболистов посещения SPA-салонов и прочих светских удовольствий пекла блины и продавала их на Московском вокзале… «Деньги были, деньги будут, но сегодня денег нет» - легендарная фраза не менее легендарного Бормана - тренера нижегородского «Локомотива» Валерия Овчинникова для «Зенита» не была метафорой, а несла конкретный смысл. Клуб оказался бесхозным и собирал рубли или доллары с мира по нитке, порой расплачиваясь с футболистами и тренерами… кухонными комбайнами.
Но, даже несмотря на ужасы тех лет, кто мог тогда подумать, что пандемия - куда страшнее любых экономических и политических кризисов, жизнь не останавливалась. А футбол - зеркало жизни. «Зенит» календарные матчи проводил на стадионе имени Кирова, горстка болельщиков на центральных секторах была каплей в море огромной чаши. Лишь «Спартак» сумел собрать около 10 тысяч болельщиков. «Зенит» обыграл тогда одну из лучших команд Европы со счетом 2:0. Помог в какой-то степени регламент. Дело в том, что после первого этапа восьмерка лучших коллективов из двух подгрупп боролась за медали, остальные - за выживание. На втором этапе командам засчитывались лишь результаты матчей, сыгранных ими между собой в группах первого этапа. «Спартак» понимал, что в борьбе за золото очки в матче с «Зенитом» ему не понадобятся, и прислал в Питер полурезервный состав. То поражение стало для «красно-белых» единственным в сезоне…
«Зенит» же мог сохранить место в «вышке», если бы согласился на предложение главного тренера камышинского «Текстильщика» Сергея Павлова «расписать» по ничьей. При двухочковой системе такое практиковалось сплошь и рядом. Однако зенитовские тренеры решили «беречь честь смолоду». При этом за тур до финиша руководители сумели даже изыскать 50 тысяч рублей, чтобы простимулировать соперника ставропольского «Динамо» - главного конкурента. Оставалось самим побеждать в Камышине, чего сделать не удалось (0:0). Чудес в футболе, как и в жизни, не бывает.

 

Поездки на «Икарусе-гармошке» в Красное Село

Тогда же, в 1992-м, РФС породил Профессиональную футбольную лигу (ПФЛ), которая отвечала за проведение соревнований во всех лигах. Низшие дивизионы формировались по принципу, воспетому незамысловатыми текстами российской поп-эстрады тех лет: «Я тебя слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила…». Потерю команд бывших республик СССР нужно было как-то компенсировать. Едва союзный чемпионат приказал долго жить, как большой футбол Петербурга вышел на большую дорогу. Как грибы после дождя стали расти профессиональные клубы, амбициозных руководителей которых не устраивала роль массовки в тени «Зенита».
Многострадальное питерское «Динамо» должно было приказать долго жить еще в конце 1989-го. Однако на помощь пришла компания «Прометей» и ее руководители - Виктор Курносов и Эдуард Баткин. Последний декларировал: «Цель у нас одна - достичь в кратчайшие сроки высшего эшелона советского футбола». Главному тренеру Владимиру Пронину удалось собрать неплохую банду. На руку динамовцам сыграли вылет «Зенита» из союзной «вышки» в 1989-м и расформирование дубля. Большинство игроков, прошедших школу резервистов «Зенита», перекочевало в «Динамо». Победа в зональном турнире второй лиги последнего чемпионата СССР выглядела закономерной и безоговорочной. Мало того, сравнивая игру находящегося тогда в глубоком кризисе «Зенита» с динамовской, приходишь к выводу: команда Пронина образца 1991 года выглядела предпочтительнее. Да и сам Владимир Евгеньевич признавался в разговоре с автором этих строк: «Из того «Зенита» я пригласил бы максимум трех-четырех человек». Вот только легенды о том, что футболисты «Прометея-Динамо» купаются в деньгах, мягко говоря, не соответствовали действительности. Грянули «гайдаровские реформы», Баткин с Курносовым оказались к ним не готовы. Команда не сумела как следует доукомплектоваться. Ставка в 900 рублей, когда цены менялись с калейдоскопической быстротой, выглядела как издевательство над футболистами. Все это не могло не сказаться на микроклимате в коллективе. Последней каплей в море страстей стала отставка Пронина в июне 1992-го.
Тем же летом «Динамо» начало проводить календарные матче на стадионе «Автомобилист» в Красном Селе. Совсем не ближний свет, признаюсь. От метро «Проспект Ветеранов» нужно было садиться на автобус «Икарус-гармошку», пропахший бензином, и трястись минут 40-45. Но ведь собирались болельщики! «Динамо» предсказуемо вылетело из первой лиги. Глубокой осенью случилась трагикомедия. Автобус, который должен был доставить гостей из Таганрога в Красное Село, сломался. Пока искали новый (мобильные телефоны еще не пришли в нашу жизнь) - стемнело. Питерцы вели в счете 2:0, однако в начале второго тайма арбитр остановил игру. КДК засчитал «Динамо» поражение 0:3 и оштрафовал на 10 тысяч рублей. Этот гвоздь стал последним в крышку динамовского гроба в первой лиге. Прошла пара лет, и Эдуард Петрович Баткин окончательно перешел в женский футзал, добившись выдающихся результатов с «Авророй», побеждавшей в Кубке чемпионов, и сборной России.

 

Первый частный на улице Верности

И все-таки по-настоящему первой частной командой в Петербурге принято называть «Смену-Сатурн». Клуб появился на свет за пару недель до кончины СССР, в декабре 1991-го. На протяжении всей зимы в прессе (бумажной, разумеется) и на ТВ был создан огромный резонанс. Даже немецкое телевидение показало фильм о питерских энтузиастах, решивших строить суперклуб на базе СДЮШОР «Смена», нынче - зенитовской академии. Финансовое бремя взял на себя глава компании «Сатурн» 25-летний (на тот момент) Леонид Шкебельский, воспитанник «Смены», не ставший профессиональным игроком, но сохранивший любовь к футболу. Возглавил же сменовцев Марк Рубин, вечная ему память, работавший в школе, воспитавший в разные годы Сергея Дмитриева и Владислава Радимова. Именно с подачи Марка Абрамовича 16-летний талант был принят на работу в «Смену-Сатурн». В мае Радимов дебютировал в профессиональном футболе. Но потом случился конфликт, от услуг Рубина боссы отказались. В знак солидарности со своим наставником решил уйти и Радимов. Клубы устроили грандиозный обмен: Владислав перешел в ЦСКА, из «Локомотива» в Питер забрали воспитанника «Смены» Бориса Никитина. Армейцы же отдали «железнодорожникам» двух хороших футболистов. Многоступенчатый трансфер, за который «Сатурн» даже какие-то деньги получил. Но руководители, как позже признавался Шкебельский, были неопытными: нужно было требовать 5-10 процентов от дальнейших трансферов Радимова. В 1996-м будущий капитан «Зенита» был продан в «Сарагосу» за четыре миллиона долларов. И десять процентов были бы огромной суммой - годовым бюджетом клуба, правда, которого на тот момент уже не существовало ни де-юре, ни де-факто.
На первых порах «Смена-Сатурн» радовала атакующим футболом и собирала полные трибуны своего стадиона на улице Верности, на главном поле сегодняшней Академии «Зенита». Легко удалось добыть путевку в первую лигу, затем закрепиться в ней. В 1992-м сменовцы оказали в кубковом матче достойное сопротивление ЦСКА, год спустя выбили из борьбы за трофей его обладателя - московское «Торпедо», а в следующем раунде лишь в дополнительное время уступили «Локомотиву» в Черкизове.
Однако на содержание клуба требовались все новые средства, а возможности Шкебельского были ограничены. Заявив, что команда в случае вылета во вторую лигу ему станет неинтересна, предприниматель пытался найти поддержку у городских властей, но в Смольном сделали ставку на «Зенит». Не получив помощи, Шкебельский переименовал клуб в «Сатурн-1991» и выставил его на торги. Место в первой лиге удалось сохранить и продать его петербургскому «Локомотиву».
Подытоживая рассказ о «Смене-Сатурн», нужно обязательно отдать должное Шкебельскому, вспоминая, что президент клуба начал выплачивать стипендию… 12-летнему Андрею Аршавину, уже тогда считавшемуся главным активом легендарной школы. Первый тренер Аршавина - Виктор Виноградов - какое-то время возглавлял «Смену-Сатурн». Такие вот хитросплетения судеб…

 

Команды из «небесной лиги»

Идем дальше. Питерские «железнодорожники». Команда появилась на свет как «Локомотив-Витебский» благодаря начальнику отделения железной дороги Валерию Ковалеву. Начинали с КФК, а в 1992-м заявились в ПФЛ. Возглавлял «Локо» многолетний эксперт «Спорт уик-энда» Сергей Веденеев, а на поле выходили еще два чемпиона СССР-1984 - покойный Алексей Степанов и Юрий Герасимов. Играли на запасном поле стадиона имени Кирова, сейчас приблизительно в этой точке россыпь ресторанов, примыкающих к «Газпром-Арене». В 1992-м «Локомотив» занял шестое место. На следующий год команда повысилась в классе, пришел мощный спонсор - «Евросиб». В 1997-м «железнодорожники» под руководством Гиви Нодия заняли пятое место в первой лиге, набрав больше всех очков во втором круге. Казалось, еще немного - и Питер получит в «вышке» вторую команду. Однако новый министр путей сообщения мудро разделил весь железнодорожный спорт по участкам. Футбол получала Москва. Хоккей - Ярославль. Волейбол - Белгород. Баскетбол - южный регион. Питер же остался без поддержки. В «Евросибе» тоже начались проблемы, три владельца разделили бизнес. Команда играла все хуже и хуже, а в середине 2000-го покатилась под откос, потеряв финансовую поддержку. Сезон удалось доиграть, но профессиональный статус клуб все же потерял и в начале 2001-го был исключен из ПФЛ. У «Локомотива» был шанс вернуться в профи в 2005-м, но буквально за месяц до старта первенства во втором дивизионе руководство отказалось от этой идеи. Сейчас питерский «Локо» не играет даже в региональном первенстве.
На Кировском заводе - некогда крупнейшем в городе предприятии - футбол был культовым видом спорта, а с 1937-го по 1947-й представляющий его «Авангард» выступал в первенстве страны. В начале 1989 года на заводе решили заявить команду во вторую лигу союзного чемпионата. В 1990-м «Кировец» шел в группе лидеров, но во втором круге финансовое положение стало весьма шатким. На следующий год Кировский завод уже не мог содержать неликвидный балласт. Так появился хозрасчетный клуб, куратором которого оказался председатель Кировского райсовета народных депутатов… Виталий Мутко. Совместными усилиями пытались выйти из кризисной ситуации, искали спонсоров. Спонсор нашелся - фирма «Космос». Правда, ее гендиректор Юрий Гапчук по несколько месяцев находился в США, бросив команду на произвол судьбы. Дело доходило до смешного: «Космос-Кировец», а позже уже просто «Космос» отправлялся на выездные матчи за счет средств, позаимствованных... у друзей главного тренера. К слову, в 1992-м в команде собралась талантливая молодежь, а возглавлял коллектив Юрий Руднев - в будущем сделавший себе мощный профайл в мини-футболе. Ну а «Космос» прекратил свое существование в августе 1993-го, снявшись с турнира второй лиги по ходу сезона.
Коллектив с диковинным названием «Биосвязь-Студент» возник накануне первого российского чемпионата и «благополучно» прекратил свое существование через год. Экзотикой стало появление в Петербурге первого настоящего легионера, сербского студента Андре Вуковича, игравшего когда-то в детских командах вместе с самим Владимиром Юговичем, оставшимся, между прочим, жить в России. Позже команда стала финансироваться фирмой «Галакс». Результат: 19-е место. На следующий год «Галакс» перешел из классического футбола в мини. «Студенты» стартовали на стадионе «Химик» (ныне - «Пороховчанин») в районе Пороховых, на поле без… каких-либо признаков травы! Затем «Галакс» перебазировался в район «Пролетарской», на стадион «Звезда», включавший в себя большую и малую арены, спортзал, площадки для хоккея. Десять лет назад по воле ОАО «Звезда» все это было снесено, предприятие решило использовать землю выгоднее - застроить жильем…
А сколько баек и легенд родил первый российский чемпионат! Один из матчей «Галакса» инспектировал Герман Зонин. Наш мэтр и дорогой для меня человек, покинувший этот мир в ноябре прошлого года, в бытовке, иначе одно из помещений «Звезды» нельзя назвать, передавал по телефону в ПФЛ данные. У хозяев из-за перебора карточек ближайшую игру должен был пропускать защитник Семенов. Зонин уточняет фамилию у администратора, который без зазрения совести произносит: «Ум-ри-хин». Игрок с такой фамилией действительно в заявке «Галакса» на сезон присутствовал, но… был забрит в ряды Вооруженных сил РФ. И все бы прокатило! Только вот на беду жуликоватому администратору в бытовку зашел погреться начинающий в то время журналист, а ныне мой хороший товарищ Кирилл Легков. Вскоре в одной из питерских газет появился фельетон: «Как Зонин отправил Умрихина на гауптвахту». Скандал вышел знатный… Вот она, четвертая власть!
Вместе с клубами из Петербурга стартовал во второй лиге «Апекс» из Гатчины. Для команды из Ленинградской области это был по сути дебют в профессиональном футболе. Можно, конечно, вспомнить союзные времена. В 1949-м областной «Спартак» занял 9-е место в 4-й зоне РСФСР, но уже на следующий год прекратил свое существование. Гатчине повезло больше. На протяжении пяти с половиной сезонов клуб представлял Ленобласть в ПФЛ, но тоже прогнулся под грузом финансовых проблем, пополнив ряды «небесной лиги» по ходу сезона-1997. Возможно, большой футбол еще вернется в Гатчину. Сейчас стадион «Спартак» находится на реконструкции…
Алексей ПАВЛЮЧЕНКО.

Футбол Зенит ФК Аршавин Андрей Радимов Владислав Морозов Юрий
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

30 мая