13 сентября 1981 года - одна из величайших страниц в истории нашего хоккея. В этот день сборная СССР в первый и последний раз завоевала Кубок Канады. Проиграв в предварительном раунде хозяевам 3:7, «Красная Машина» буквально переехала их в финальном матче - 8:1. То поражение до сих пор остается одним из самых болезненных для канадцев, а 40 лет назад и вовсе привело их в состояние шока и неконтролируемой ярости. Воспоминаниями об этом турнире поделился участник тех матчей, трехкратный чемпион мира Ирек Гимаев.

После трагедии с Харламовым в подсознании засело, что надо выиграть

- Ирек Фаритович, что сейчас вспоминается об этом турнире?
- Понятно, что это знаковый турнир для нашего, советского хоккея. В голове всплывает хет-трик Шепелева. Ярко сыграла его спартаковская тройка с Шалимовым и Капустиным. Но на этом же турнире родилась и знаменитая пятерка Фетисов - Касатонов, Крутов - Ларионов - Макаров. Та пятерка, которая была потом на долгие годы примером и вела за собой сборную, показывая фантастическую игру.
- На Кубке Канады шло ее становление?
- Да, уже потом она стала флагманом отечественного, а возможного, и мирового хоккея. По крайней мере, эти ребята выигрывали и Кубки Стэнли, и были яркими представителями нашей школы в НХЛ.
- Не секрет, что сборная играла на этом турнире не только за себя, но и трагически погибшего Валерия Харламова!
- Конечно. Это наложило огромный отпечаток. Представьте, кем для нас был Борисыч! Это человек, с которым мы вместе играли, дружили, на кого равнялись! И вот случилась такая катастрофа, беда! Как-то в подсознание это засело, что надо выиграть! Грубо говоря, играли за себя и за того парня. Звучит пафосно, но он был любимец всех - добрый, общительный, коммуникабельный, классный.
- Если бы Харламов все-таки поехал в Канаду, все могло сложиться по-другому?
- Нет, думаю, все так же. Валера находился перед турниром в шикарной, прекрасной форме. Все было бы нормально, только мы не испытывали бы такого груза в моральном плане. А то, что турнир был серьезный, спора нет. Мы в Канаде увидели лучших игроков сильнейших сборных: и хозяева, и американцы, и чехи, и шведы, и финны. Поэтому Кубок Канады-1981 является яркой страницей в истории нашего хоккея. И этим надо городиться - команда проявила себя с самой лучшей стороны.
- Были разговоры, что Тихонов все-таки не очень серьезно относился к этому турниру. Кубок Канады рассматривался просто как этап подготовки к чемпионату мира - это соревнование было в приоритете.
- Можно говорить, что угодно. Но мы и все в мире понимали, что собрались самые сильные команды. Да, на чемпионат мира энахаэловцы тоже приезжали. Например, в 1982 году канадцы собрали звездную команду во главе со своим самым известным и великим хоккеистом Уэйном Гретцки. Но это были их проблемы. У них разные составы собирались, но ничего вы­играть не могли.

У сборной СССР отсутствовали проходные матчи. Бронза на ЧМ-1985 стала для всех катастрофой

- Была какая-то накачка со стороны руководства, что надо обязательно выиграть этот турнир?
- Нет, никогда такой накачки не возникало. Просто любой турнир, любая игра для сборной СССР была только на выигрыш! Если я не ошибаюсь, то после победы на Кубке Канады наша коман­да до 1985 года никому не уступала! Поэтому есть чем гордиться. И хочу это подчеркнуть, что у нас никогда не было проходных матчей. Вспоминаю 1985 год, когда мы стали на чемпионате мира бронзовыми призерами в Праге. Это была катастрофа! Для всех. Вот такие существовали тогда приоритеты в мышлении!
- У канадцев хватало раскрученных суперзвезд - от Ларри Робинсона до того же самого Гретцки. Не было опасения, что соперник просто сильнее?
- Опасение? Скорее волнение! Приведу пример. Финальная игра. Я один из самых молодых в составе. Идет раскатка, наверное, видно, что я не очень уверенно себя чувствую, мандражирую. Подъезжает Валерий Иваныч Васильев, наш капитан. «Как дела, Ирек»? «Вроде все нормально», - не совсем уверенно отвечаю. «Запомни, они такие же, как и мы! У них тоже есть мамы, папы, жены, дети. Их так же колбасит, также волнуются! Они такие же! Но мы их сегодня порвем! Запомнил»? «Запомнил! Порвем»!
- На душе стало спокойнее?
- Да. Его слова дороже всяких напутствий! Для меня Васильев был такая величина, такой авторитет, который прошел огонь, воду и медные трубы! Если он так говорит, то и зубы на площадке потеряешь, даже не моргнув! Да, тогда у нас коллектив отличный сложился в коман­де! Ребята помоложе все-таки равнялись на старую гвардию - того же Васильева, Мальцева, Третьяка!
- Своих кумиров?
- Конечно. Я помню, как в свое время, в детстве, смотрел по телевизору Суперсерию-1972. А потом, спустя семь лет, меня в ЦСКА пригласили - а там те люди, в кого «играл» на льду. И не на экране, а рядом.

В ЦСКА никто никого не гнобил и не подсиживал

- Это чудо такое?
- Да, буквально чудо. Представляете Харламов, Петров. Михайлов, Лутченко, Цыганков, в воротах Третьяк. Три звена сборной... А самое главное - отношение в команде: никто никого не подсиживал и не гнобил. Готов, парень? Давай, доказывай! Чем сможем - поможем! Когда я уже выступал за «Салават», то считался вроде как сформировавшийся игрок, а тут оказалось, что мне надо расти и расти, чтобы им стать. ЦСКА был академией, что бы там не говорили. Во всех смыслах: и по жизни, и на льду, и по отношениям к делу.
- Тем не менее, матч на предварительном раунде с канадцами завершилась для нашей команды очень неудачно, проиграли 3:7. Не было уныния после такого поражения?
- На каждую встречу собираешься заново. Понятно, что в том матче мы уступили канадцам в определенных моментах, кто-то что-то не смог на площадке. Каждый в себе рылся! Думал, как не повторить этих ошибок, и настраивался! Но вполне возможно, что эта игра где-то нам послужила плюсом, а канадцам - минусом! В подсознании. По крайней мере, мне так кажется.
- Но все-таки счет 8:1 в финале - это тоже такое своеобразное чудо на льду. Ни до, ни после родоначальники хоккея так никому не проигрывали! Или наша сборная в тот день действительно была настолько сильнее канадцев?
- Как обычно говорят в таких случаях - посмотрите на табло, там все видно (смеется)! Где-то в этой встрече мы оказались физически сильнее, где-то - быстрее. А они дрогнули, вот и все!
- Вы помните, как наши соперники пережили такой позор?
- Я только из прессы мог что-то узнать. С одной стороны, журналисты канадцев «поливали», кто-то сочувствовал, некоторые СМИ выражали уважение к нашей сборной, которая в этот вечер была на голову выше родоначальников хоккея. Словом, разные мнения присутствовали. Мы потом уже на уровне ветеранов встречались с канадскими игроками в товарищеских матчах, потом шли куда-то пообщаться. И уже за кружкой пива они признавались, что и для них это были непроходные матчи. Любая встреча с «Советами» - очень важная, они всегда тоже очень серьезно настраивались на нас. Канадцы до сих пор помнят все детали того Кубка Канады, подготовку к нему, что происходило после. Так же, как и мы.
- А как встретили в Москве, помните?
- Подробностей уже не помню, честно скажу. В памяти осталось лишь то, что буквально на следующий день после прилета в Москву мы собрались всей командой и пошли на могилу Валерия Борисыча!
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Гимаев Ирек

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

24 сентября