Ирек Гимаев был первым игроком «Салавата Юлаева», который попал в сборную СССР и уехал из Уфы в топ-клуб. Но стал звездой уже в составе ЦСКА, трижды побеждая на чемпионатах мира, выигрывая Кубок Канады и Кубок Вызова. Причем, мог уверенно сыграть и в обороне, и в атаке. Таких универсалов в нашем хоккее практически не было.

 

«Запомни, молодой, ЦСКА два матча подряд не проигрывает»!

- В 1979 году вас Тихонов пригласил еще из Первой лиги, из «Салавата», в сборную на матчи Кубка Вызова. Это была настоящая сенсация.
- Получается так. Первый и второй матчи я не играл, смотрел с трибуны. Вместе с Лешей Касатоновым. На третью игру Тихонов поставил «молодняк». Мышу (Владимира Мышкина) в ворота, меня, Тюменя (Виктора Тюменева), Серегу Макарова... Думаю, блин, только бы не обделаться...Играем в Нью-Йорке, полный стадион, огромный ажиотаж! Что самое интересное - идет разминка перед игрой. Что ни бросок по воротам Мышкина, то - гол! Все «глотал»! А началась игра, что ни бросок - Мышь на месте! Все вытащил! Так получилось!
- Матч жизни для Мышкина.
- Я еще помню Валерий Васильев, а он был мужик по жизни, перед матчем спрашивает: «Ну, что, молодой? Волнуешься»? Ну, я замялся: «Да нет, не особо». А он чувствует. Видит, что салобон. Говорит: «Так, запомни! Они такие же, как мы! Их тоже колбасит! Они тоже волнуются! Мы, что хуже? Нет! Мы их нагнем»! Ну, или похожее выражение (смеется). Как я после таких слов могу подвести? Где-то не лечь под шайбу? И вот все сложилось - как сложилось! Победили 6:0!
-Тихонов вскоре поставил перед вами достаточно жесткий ультиматум - или переходите в ЦСКА, или забываете про сборную.
- Да. Он сказал: «Парень, сколько можно? У тебя есть шанс. Или к нам, или играй дальше в своей Уфе»! Я подумал, что в «Салават» всегда вернусь, если что. Где наша не пропадала! Пошел в ЦСКА - совсем другой уровень! Такая академия! Такие мужики! Помню, кому-то в чемпионате Союза проиграли. Иду, переживаю. На лице, видимо, совсем кисляк! Навстречу Геша Цыганков. Такой медведь, здоровый! Спрашивает: «Чего, молодой, случилось»? «Ну, так неудачно сыграли, хреново»! «Запомни, ЦСКА две встречи подряд не проигрывает! Заруби на носу! Завтра любого обыграем»!

После осечки в Ленинграде Тихонов устроил собрание на три часа

- Так и было?
- Ну, как, две игры подряд проиг­рать? Горой стояли друг за друга, не было гнилых людей. Да, все мы разные, со своими тараканами, но всегда свое дерьмо убирали подальше. Как можно обмануть доверие, уйти в кус­ты? Тебе прямо в глаза одноклубники скажут: «Чего не лег под шайбу? Почему не добежал, не смог выручить»? Все было по-взрослому.
- В ЦСКА, когда вы приехали, проходила смена поколений и молодым приходилось непросто.
- Понятно, непросто. Сейчас можно говорить - Тихонов сформировал команду. Хотя, понятно, что ему было тяжело с такими легендарными игроками - Петровым, Михайловым, Харламовым, которые перешли 30-летний рубеж. Одновременно приходилось искать контуры новой команды. Прежде всего, создать знаменитую пятерку. Сейчас трудно представить, но в этом звене даже защитники Фетисов и Касатонов могли вдвоем на вратаря убегать. Причем, все абсолютно разные люди, но на льду думали совершенно одинаково.
- Тройка Хомутов - Быков - Каменский тоже появилась не сразу.
- Да, сперва Хомутик (Андрей Хомутов) подрос, хотя пришел в ЦСКА такой щуплый-щуплый. Славка тоже не гигант, потом к ним добавили Камену (Валерий Каменский). Лепил Тихонов, отбирал каждую единицу, связки пробовал. Тоже тройка сумасшедшая получилась.
- С такими игроками в ЦСКА соперникам тягаться было сложно.
- В принципе, да. Питерский СКА, к примеру, тогда находился далеко от тройки призеров. Играть с одноклубниками нам было относительно легко. Один раз только обидно проиграли в Ленинграде. В сезоне 1983/84 в городе на Неве прервалась наша победная серия, которая длилась весь чемпионат. Сгорели! Потом нас ждала поездка в Ригу, а перед ней трехчасовое собрание. Виктор Васильевич их любил! Пистонов нам наставляли. Терпишь, а куда деваться. Все по делу, сами проиграли. Чайники. Но все равно, кажется, за десять туров до конца стали чемпионами.

 

Целый год жил на кухне у Сергея Гимаева

- СКА тогда предложил неожиданную тактику, почти весь матч, проведя у своих ворот.
- Кстати, по такой же тактике часто играл «Химик». Все сзади: сами не играли и другим не давали. Срабатывало.
- Говорят, что в случае победы над СКА Тихонов обещал игрокам отпуск до начала подготовки к чемпионату мира?
- Перед чемпионатом мира в отпуск? В системе Тихонова? Такого не могло быть! Если ты на два дня из-за травмы выбыл - потом будешь неделю восстанавливаться. А что такое восстанавливаться? В системе Виктора Васильевича это жесткие тройные тренировки: будешь долго отрабатывать, чтобы в запас попасть. Мы всегда просили доктора, если, допустим температура: «Только Тихонову не говори»! Главное в составе быть, в запас можно улететь надолго.
- Почему именно вы стали таким универсальным бойцом, который мог сыграть и защитником, и нападающим.
- Так получилось, когда взяли в «молодежку», которую тренировал Игорь Николаевич Тузик. Кто-то сломался, и он сказал, мол, сыграешь сзади. Тем более что я был центральным нападающим, приходилось в обороне активно отрабатывать. Ну, надо - так надо. Вроде нормально получилось. И пошло. Главное, что ты в команде и пользу приносишь.
- Конечно.
-Это сейчас играем иногда с юношами. Спрашиваешь паренька: «Ты где»? «Справа». «А слева»? «Нет, я только справа могу». «Хорошо, давай, я буду слева, мне - по барабану» (смеется). Раньше, мне бы не хватило смелости спросить у того же Цыганкова - можно, я сыграю там-то. Где скажут, там и будешь корячиться, барабанить, отрабатывать. Ларионова, Макарова и Крутова это, кстати, тоже касалось. Лишь бы оправдать доверие.
- Вас часто путали с Сергеем Гимаевым?
- Да, тем более что он тоже долго жил в Уфе. Нас постоянно называли братьями. Когда я только пришел в ЦСКА, Сергей уже квартиру получил. Говорит: «Слушай, у меня она совершенно пустая, чего тебе в пансионате жить, давай у меня. Кухня большая, ты будешь там, а я - в комнате». Телевизор купили «Рубин» - огромный, шифоньеров не было, все вещи складывали в ящик от него. Целый год я так у Сергея квартировался.

 

Купишь вечером кефир, сосиски! Просыпаешься утром - тебе благородно оставили половину!

- А потом в знаменитый пансионат переместились?
- Да, в трехэтажной гостинице со спортсменами из всех видов спорта. Я, кстати, когда женился, тоже там жил. На весь этаж был один холодильник. С вечера купишь кефир, сосиски - с утра просыпаешься, осталось половина из приобретенного. Все-таки благородно что-то оставляли (смеется). Поэтому первой семейной покупкой был холодильник: 25 рублей переплатил и уже себе в номер поставил. Денег было немного, а жрать хотелось! Но хорошее было время.
- Дружный был тогда коллектив в ЦСКА в 1980-е годы?
- Да, очень. Мечта любого хоккеиста была попасть в ЦСКА. Даже, если ты по своим моральным качествам, из-за каких-то закидонов не мог ужиться в коллективе, то тебя все равно старались воспитывать в духе, что должен на команду работать. Хотя были у нас и уникумы. Тот же Вязьмикин. Кстати, воспитанник ЦСКА. Его долго воспитывали. Тот же Тихонов... А потом Славка Фетисов, как капитан, ребят собрал. Устроили ему разнос. Типа, одумайся! У тебя все есть, играй! Но не сработало!
Жили мы в лесу, на сборах в Архангельском. Постоянно вместе. Отпускали три-четыре раза в месяц на ночь. И все! Хорошо хоть в театр нас выво­зили. До сих пор вспоминаю премьеру «Юнона и Авось» «Ленкома». После спектаклей устраивали встречи с артистами.

 

На Кубке Канады-1981 бились за себя и Харламова!

- Мы проскочили такое чудесно событие, как Кубок Канады-1981. Вы, как игрок, застали две самые громкие победы над канадцами.
- Конечно, с канадцами играть всегда интересно. И победа та - значимая! Тем более что перед самым турниром погиб Харламов. Как-то в подсознании это засело. Словом, бились за себя и за того парня. Это, может, пафосно звучит! Но Валерий Борисыч был любимец всех - добрый, общительный, коммуникабельный, классный. В финале Кубка Канады все сложилось! Полетели, забили, Шепелев хет-трик оформил! Здорово сыграли! После этого канадцы поняли, что с нами нельзя проводить один матч, надо серии. Из трех игр, до двух побед... Сейчас любят жаловаться - вот судья плохой, засуживает. А нам всегда говорили: «Ребята, играйте так, чтобы судья не мог докопаться»! Нельзя ошибаться и удаляться. Хотя иногда так хотелось отмахнуться на провокацию. Особенно чехословаки доставали. Но умение терпеть - это самое большое мужество. Кстати, чем мне понравилась молодежная команда на Кубке Карьялы? Терпели ведь. Ларионов - молодец, такую работу провел!
- Новогодние праздники ЦСКА всегда встречал в североамериканском турне?
- Весело было. Каждый год ездили. Готовились. Допустим, семь встреч. Нужен положительный баланс. То есть, больше побед, чем поражений. Тогда оплата другая за матч. Какая? Если положительный - 200 долларов за игру, если отрицательный - просто суточные, 30 долларов. Но мы не за баксы бились. Как говорили Васильев или Михайлов, сейчас уже не помню, энхаэловцы - такие же чайники. А раз так - обидно им проигрывать.

 

Чехи - подлые! Едет сзади, ткнет - и сразу дурака включает!

- Не для того летели за десяток тысяч километров…
- Да. Канадцы - тоже умники! Первые годы давали нам четыре-пять дней для адаптации. А потом решили изматывать. Сначала, допустим, игра в Лос-Анджелесе, следующая - в Квебеке. Другой конец континента, оттуда - в Эдмонтон, чтобы мотались. Хит­рые! Но все равно мы терпели, никто не плакался. Выходили и барабанили!
- Кто был неприятнее из соперников - чехи или канадцы?
- Конечно, чехи подлее играли, они просто провокаторы. Едет сзади тебя, как ткнет! И сразу дурака включает, дескать, это не я! Канадцы такого себе не позволяли. В драке могли отношения выяснить. Получил, так получил! Мужики! Были, конечно, и у чехословаков нормальные ребята. К примеру, Петька Штясны. Хорошо по-русски говорит. С канадцами было интересно играть, а с чехами всегда тяжело.
- Они играли от обороны?
- Да, грамотно тактику строили. Играешь, десять моментов не использовал, а у них один-два - и нам забили. Все время выжидали, провокации, удаления…
- У вас три победы на чемпионатах мира. Была ли возможность попасть в состав на Олимпиады 1980 или 1984 годов?
- С олимпийской сборной готовился до последнего дня, в контрольных матчах участвовал. Но потом объявляют состав - и меня там нет! Обидно? Честно? Нет. Так сложилось, хотя, наверное, мог стать и олимпийским чемпионом. Я болел за ребят и понимал, почему осечка в 1980-м случилось. Перед Олимпиадой разорвали американцев в контрольном матче, как тузик грелку. И как себя не настраивай - это сидело в голове. А потом раз не пошло, два... Начинаешь злиться...
- Такие неудачи бывают раз в 20 лет.
- Да. Хоккей этим и интересен…
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

 

Хоккей Гимаев Ирек

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

7 декабря