Олимпийский чемпион - о жизни и работе в олимпийской столице

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ. Из первых уст

В 1994 году Алексей Урманов стал в Лиллехаммере олимпийским чемпионом, а через пять лет ученик Алексея Мишина в СКК на финале Гран-при попрощался с любительским спортом. Выиграл еще звание чемпиона мира среди профессионалов, а затем успешно начал тренерскую карьеру. Его ученик Сергей Воронов, переехавший из Москвы в Санкт-Петербург, стал чемпионом России.
После сочинской Олимпиады в жизни Урманов неожиданно для многих отправился работать на город-курорт, ставший олимпийской столицей и центром зимних видов спорта. Урманов попытался перезапустить карьеру Юлии Липницкой, а сейчас работает с юными сочинскими фигуристками. На недавнем этапе Кубка Росси его ученицы не заняли высоких мест, но запомнились своими программами.
В эксклюзивном интервью «Спорт уик-энду» Урманов рассказал о своей работе в Сочи, попытке реанимировать Юлию Липницкую и о проблемах и тенденциях современного фигурного катания.

 

О переезде в Сочи не жалею

- Ваши ученицы на Кубке России не заняли высоких мест, но их программы запомнились. Интересно ли вам работать с фигуристами, не относящимися к категории топовых?
- Каждый сам выбирает свою судьбу. В какой-то момент почувствовал, что нужно сменить обстановку, и уехал работать из Санкт-Петербурга в Сочи. Не жалею о своем выборе. Мне здесь комфортно, меня здесь ценят, уважают и любят. Условия для работы нормальные, а появление в Сочи «топовых», как вы выразились, фигуристов, дело времени.
- В олимпийской столице нет прославленных балетных трупп, знакомство с которыми необходимо фигуристам. Соответственно, нет возможности привлечь к работе известных постановщиков и хореографов…
- До Москвы два часа лета, до Санкт-Петербурга - три. Столичных профессионалов всегда можно пригласить в Сочи, и отказа не последует.
- При сочинском Центре олимпийской подготовки нет интерната, куда можно было бы пригласить талантливых ребят и девочек из других регионов. Его создание поспособствует прогрессу фигурного катания в Сочи?
- Такого наплыва желающих заниматься, как в Москве и Санкт-Петербурге, в ближайшее время точно не будет. Зато в Сочи переезжают родители юных фигуристов, покупают здесь жилье, ведут детей на каток. По большей части нынешние сочинские фигуристы - это приезжие, как и их тренер Урманов.

 

С Мишиным сохранил прекрасные отношения

- На тренировках используете наработки Профессора Алексея Николаевича Мишина, который привел вас к олимпийскому «золоту»?
- Сейчас сама организация тренировочного процесса отличается от той, которой придерживались в 90-е годы. Тогда один тренер работал с несколькими учениками, претендовавшими на победы на самых престижных соревнованиях. Сейчас даже специалисты уровня Профессора Мишина работают в команде. У меня она тоже есть: два тренера, два хореографа, специалист по общефизической подготовке.
- Специальный тренер по шагам тоже есть?
- Мне не нужен такой специалист, сам хорошо шагаю и могу этому научить. Модным тенденциям следовать не собираюсь. Если кто-то не может научить базовым элементам, пусть привлекает узких специалистов.
- Вернемся к урокам Профессора…
- Понятно, что база, заложенная Мишиным, осталась, и какими-то наработками пользуюсь. У меня сохранились прекрасные отношения с Алексеем Николаевичем. От души поздравил его здесь, в Сочи, с успешными прокатами Михаила Коляды.

 

Прогресс остановить невозможно

- Почему в те времена, когда вы выступали и соперничали с Алексеем Ягудиным и Евгением Плющенко, не было погони за количеством четверных прыжков?
- Не было по той простой причине, что фигуристы просто не умели прыгать четверные. Сейчас многие научились, как и научились обучать им многие тренеры. Прогресс в фигурном катании, как и в любой сфере жизни, остановить невозможно. Появилась конкуренция, которая и привела к гонке за сложностью. Более того, появились безумные родители, которые требуют от тренеров сделать из их детей олимпийских чемпионов. Какой ценой, неважно.
- Поднявшиеся на олимпийский пьедестал могут сказать, что жертвы были не напрасны, а остальные, чьи судьбы были сломаны в погоне за спортивными результатами?
- Спорт - это очень жестокая вещь. Даже девочку, которая понимает, что ей не суждено стать олимпийской чемпионкой, не нужно мотивировать на тренировках. Она осознает, что при том количестве затраченного времени и труда нужно ставить перед собой конкретные цели. Получить звание мастера спорта, стать участницей чемпионата России.
- Можно ли было реанимировать Юлию Липницкую, которая пришла к вам от Этери Тутберидзе, будучи олимпийской чемпионкой в команде, любимицей всей страны и неудачницей послеолимпийского сезона?
- Не поверите, но это сделать удалось. Когда Липницкая приехала в Сочи, она напоминала маленького затравленного зверька. Через три-четыре месяца она превратилась в нормального ребенка, которым и была для меня на протяжении всего времени совместной работы. Стала нормальной девчонкой, а затем - нормальной девушкой, у которой появились интересы в жизни. Скоро ее дочурке исполнится полгода. Спорт был вчера, а сегодня появилось что-то иное, не менее важное. Если же говорить о профессиональных вещах, то за время нашей работы мы и в технике что-то подправили, и программы интересные поставили. То, что олимпийская чемпионка завершила карьеру в 19 лет, вопрос не ко мне. В нашем коллективе мы направляли Липницкую на правильный путь, но она очень долго шла по-другому. Пожалуй, на этом и закроем тему.

 

В социальные сети выливается слишком много грязи

- Безумный ажиотаж вокруг соперничества юных российских фигуристок позволяет монетизировать их достижения, но идет ли он на пользу спортивным результатам?
- Не идет. Слишком много ажиотажа, который нагнетается фанатами и некоторыми журналистами. Всё хорошо в меру, а сейчас грань часто переходят. Очень многие люди, не разбирающиеся в нюансах фигурного катания, берут на себя роль экспертов. Самое печальное, что в прессу и социальные сети выливается слишком много грязи. Особенно связанной с именами девчонок, карьера которых после феноменальных достижений в юниорском возрасте пошла вниз. Вчерашние поклонники отворачиваются от своих кумиров и не стесняются в выражениях, поливая их грязью.
- Появилась целая когорта людей, называющих себя фанатами (хейтерами) и болеющих не «за», а «против»…
- Это отвратительное явление.
- Это ведь началось не сейчас, а во времена соперничества Тони Хардинг и Нэнси Кэрриган, а затем Ягудина и Плющенко…
- Конечно, нечто подобное существовало всегда. Просто сейчас, в эпоху Интернета, это явление приняло гипертрофированные формы.
- Сможет ли решить какие-то сегодняшние проблемы решение о поднятии возрастной планки перехода из юниорского разряда во взрослый?
- Ничего плохого в этой идее точно нет. Прежде всего, потому что болельщики хотят подольше видеть на льду своих любимых фигуристов. И не только фигуристов. Поклонники биатлона не уставали восторгаться Уле-Эйнаром Бьорндаленом, ставшим олимпийским чемпионом в 40 лет и чемпионом мира в 42. Японец Юзуру Ханью выиграл два олимпийских «золота», но не потерял интереса к фигурному катанию. Увы, вся жизнь российских фигуристок укладывается в один олимпийский цикл. Они появляются - и очень быстро уступают место тем, кто идет за ними. Хотя мне очень интересно наблюдать за Елизаветой Туктамышевой, которая в свои 23 уже несколько лет считается ветераном отечественного фигурного катания. Подняв, даже на самую малость, переходный возраст, мы бы продлили спортивную жизнь целым поколениям фигуристок. В 18 лет профессиональный спорт должен начинаться, а не заканчиваться. Посмотрите, как изменился Коляда, и как по-новому, по-мужски выглядят его программы!

 

В России появились «двигательно-одаренные» фигуристы

- Долгое время мужчины были слабым звеном в сборной России по фигурному катанию. Сейчас даже на этапе Кубка России в Сочи была нешуточная конкуренция…
- Фигурное катание - безумно сложный вид спорта. Какое-то время в России не было достаточного количества талантливых мальчишек, чтобы быть в мировом топе. Сейчас появились более способные, как любит говорить Профессор Мишин, более двигательно-одаренные.
- Кто из нынешнего поколения вам наиболее импонирует?
- Коляду мы уже похвалили. Отмечу, что он прибавил не только в стабильности прыжков, но и в остальных элементах. Понравился Андрей Мозалев. С интересом наблюдаю за Артемом Ковалевым и Петром Гуменником. Симпатично выглядел на сочинском этапе Илья Яблоков. Пока в его арсенале нет четверных прыжков, не хватает мощи, но впечатление ученик Виктории Буцаевой производит очень приятное.

 

Из Плющенко может вырасти хороший тренер

- Вы были одним из первых, кто попытался показать в России ледовое шоу, и в плане финансовом не слишком преуспели. Чем вы объясняете настоящий бум вокруг «Ледникового периода» и других проектов Ильи Авербуха?
- Сейчас фигурное катание по популярности в России уступает, разве что, футболу. Да и то, не факт. Отсюда и такой интерес, и такая любовь ко всему, что связано с фигурным катанием. То, что делают мои друзья на телевидении и при постановках настоящих ледовых спектаклей, прекрасно.
- Ваши ученики, которые понимают, что не пробьются в сборную, задумываются о карьере артиста ледового шоу?
- Честно признаюсь: эту тему мы никогда не обсуждали. Хотя не сомневаюсь, что такие перспективы у них есть. Прекрасно, что сейчас у фигуристов появилась возможность заниматься после завершения спортивной карьеры любимым делом и зарабатывать неплохие деньги. Плохо, когда подобные мысли посещают действующего спортсмена. Он должен отдаваться своей работе на сто процентов.
- Вы хорошо знаете Плющенко. Верите, что из него получится хороший тренер?
- Говорить о том, верю или не верю, будет немного некорректно. Тренерский потенциал Евгения оцениваю высоко. Он сам прошел великолепную школу и может многому научить своих учеников. Уже видны некоторые результаты именно его работы. Можно только пожелать Евгению Викторовичу успехов в тренерском ремесле.
Светлана НАУМОВА,
Борис ХОДОРОВСКИЙ,
Сочи - Санкт-Петербург.

 

Фигурное катание Урманов Алексей Липницкая Юлия

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

7 декабря