Хоккей. Звездные имена

Иногда они все-таки возвращаются. Из небытия - в бытие. В годы выступления в НХЛ Николай Хабибулин считался главным отшельником нашего западного легиона. На родине практически не светился, за сборную выступать отказывался. Исключение Олимпиада - 2002, да еще и постоянно конфликтовал с Федерацией Хоккея России. Даже Кубок Стэнли привез не в родной Екатеринбург, а в Минск - откуда родом его жена. Но с завершением карьеры его взгляды на жизнь, похоже, изменились. Уже три года живет в Екатеринбурге и пробует себя на тренерской стезе. С прошлого года Хабибулин - тренер молодежной сборной России по работе с вратарями.

 

По натуре я - максималист, очень редко оставался доволен своей игрой

- Николай, первый опыт тренерской работы. Какой он для вас?
- Если коротко, то большой и неоценимый. Но если углубиться, то было очень интересно. Непосредственно находился в команде и работал с ребятами. Когда сидишь на трибуне и как эксперт выражаешь какое-то мнение, - это одно, и другое - когда ты непосредственно в тренерском штабе. И от тебя зависит принятие решений и результат.
- Насколько разнится работа в клубе и сборной, где ограниченные сроки подготовки. Что выходит на первый план?
- Сравнить с целым сезоном нельзя. Там есть право на ошибку и эксперимент. Здесь меньше уделяется времени техническому элементу, больший акцент на тактическую подготовку и, естественно, психологическую. Ведь все происходит быстро. Максимум семь матчей - и финиш!
- В молодежной сборной вы как-то пытались технически изменить вратарей или это не нужно?
- Пытаться за две недели что-то кардинально изменить мне кажется неправильно. Когда работаешь в клубе, то можешь какие-то вещи исправить, экспериментировать. Ведь, если вратарь споткнулся в какой-то игре, у него есть шанс в дальнейшем исправить. А тут такой возможности нет, голкипер должен все делать на «автомате», а не под давлением.
- В целом остались довольны игрой наших голкиперов на МЧМ?
- По результатам, в принципе, неплохо. А самой игрой... Финал, наверное, можно было выиграть. А в целом... Я по натуре - максималист, и очень редко оставался доволен своей игрой. Всегда есть моменты, которые надо улучшать. Даже при игре на «ноль».
- Почему в начале турнира тренерский штаб сделал ставку на голкипера из системы СКА Ярослава Аскарова? Ему ведь было только 17 лет…
- Аскаров мне очень понравился в тренировочном лагере, который был до чемпионата мира, подошел в хорошей форме. Талантливый молодой человек.
- Его ошибки на турнире с чем связываете? С нехваткой опыта?
- Не исключаю. К тому же, скорости другие - его сверстники были на два, три года старше. Но на тренировках Ярослав выглядел очень прилично. Однако получилось - как получилось.

 

В финале МЧМ подкачала дисциплина

- В финальном матче вы поняли, что произошло со сборной, когда улеглись страсти? Почему не удалось удержать преимущество 3:1 в начале третьего периода?
- Видно было, что дисциплина подкачала. И с этим не поспоришь. Можно говорить повезло - не повезло. Но мы вышли на третий период, ведя с разницей в две шайбы. Проблемы с дисциплиной возникали по ходу всей встречи. Однако расплата последовала именно в конце. Думаю, ребята, помимо опыта, получили еще и урок, что в таких матчах можно делать, а что - нельзя. Обидно, конечно.
- Успокаивать игроков пришлось после финальной сирены?
- После матча главный тренер подвел итоги. В том числе, сказал и пару слов - что произошло... Хотя, в 19-20 лет ты уже сам понимаешь, когда упустил победу. Такие матчи должны выигрываться. Но сами отдали победу за счет ненужных удалений и неправильных решений.
- В предстоящем сезоне, скорее всего, Аскаров станет первым номером молодежной сборной. Сейчас перед драфтом НХЛ вокруг него идет шумиха, называют самым талантливым голкипером со временен Кэри Прайса. Это на Ярослава как-то может повлиять?
- Я с ним познакомился поближе и вижу, что парень он - амбициозный. При этом знает свою работу, что ему еще надо сильно прибавлять. Думаю, Ярослав очень трезво смотрит на то, где он сейчас. Ему авансы не должны голову вскружить.
- Вы были в свое время выбраны под 204-м номером драфта в НХЛ. Это вообще имеет значение?
- Мне кажется, особой разницы нет. У меня такое понимание, если тебя выбирают в первой десятке, то, наверное, больше шансов получишь в начале карьеры. Но через два-три сезона все сравнивается. Достаточно много примеров, когда человек выбирался в самом конце, и его ждала шикарная карьера. А если не будешь играть, то никакой номер не поможет.
- Если какое-то отличие, когда стоит ехать вратарю в НХЛ? Или это дело индивидуальное?
- Вратарь все-таки должен быть более подготовленным. Там другая страна, другой язык, другой стиль игры. Хотелось бы, чтобы голкипер имел опыт выступлений на высоком уровне в России. Я смотрю со своей колокольни. Уехал в НХЛ только в 21 год. Успел поиграть на родине, с мужиками - в элитном дивизионе.

 

Ковальчук мне постоянно забивал. Я не понимал: как, почему?

- Стену в НХЛ пробили как раз вы. Ведь до начала 1990-х считалось, что вратарем может быть только североамериканец.
- Возможно. Еще и Доминик Гашек участвовал в прокладке пути для европейских вратарей. Артур Ирбе хорошо играл одно время в «Сан-Хосе», «Каролине». Выяснилось, что европейцу можно доверить, что-то подсказать, чему-то научить. И - вперед! Не обязательно голкипер должен быть североамериканцем.
- Когда вы приехали в «Виннипег» в 1994-м на вас смотрели косо? Вообще, на что рассчитывали, имея 204-й номер драфта?
- Обычно на таких хоккеистов смотрят так: заиграет хорошо, нет - не велика потеря. В то время в «Виннипеге» много русских драфтовали. Настоящий конвейер. Но мне помог локаут 1994 года. С двусторонним контрактом меня отправили в фарм-клуб. Полсезона была и игровая практика, и тренировки. Плюс учил язык, адаптировался к новому образу жизни, другой стране. А когда локаут закончился и в январе всех собрали - меня перевели в «основу». Команда была средней и не сказать, что основной вратарь блистал. У меня появился шанс пробиться в состав, и я им воспользовался.
- Сами-то быстро поняли, что способны заиграть в лучшей лиге мира?
- По окончанию первого сезона, в начале второго осознал, что не это случайность. Чаще стали выпускать, занял место первого номера и вроде не подводил.
- Были ли за вашу карьеру в НХЛ форварды, которых вы так и не смогли «раскусить»?
- Встречались те, против которых тяжело играть. Например, Ягр - у чеха интересный бросок. И Ковальчук. Особенно, когда он за «Атланту» выступал, а я - в «Тампе». Получалось, что мы по шесть матчей за сезон проводили, и Кови все время мне забивал. Даже, если я играл здорово, и мы выигрывали, - все равно. Каким-то непонятным образом! Я не мог понять: как, почему? Вроде все правильно делаешь. Но Илья находил места, куда подключиться, бросит и - шайба в воротах. С Дацюком приходилось непросто.
- Изучали манеру игры лучших нападающих?
- С опытом приходит понимание, когда игроки что любят делать. Перед каждым матчем мы проходились с тренером по составу. Что-то он освежал, что-то я в голове держал.

 

Закончил - и два года к форме не притрагивался! Хоккей вообще не смотрел!

- Вас не удивляет, что Ковальчук до сих пор востребован в лучшей лиге мира?
- Нет. Илья - талантливый хоккеист, он в хорошей физической форме. Может сам себя замотивировать.
- Связка Овечкин - Ковальчук имеет право на существование?
- Не знаю. Мне кажется, что Илье и Александру обязательно нужен «центральный», который будет им много раздавать передач. Посмотреть, конечно, интересно на этих форвардов вместе, но пока трудно представить такое сочетание.
- Вы завершили карьеру в 41 год. Так и планировали, что будете выходить на лед, пока играется?
- Я ничего не планировал. Но у меня так получалось, что заключал долгосрочные контракты. В 36 лет подписал соглашение на четыре года и знал, что до 40 лет буду точно выступать.
- После того, как завершили карьеру, вас какое-то время вообще хоккей не интересовал?
- Да, по телевизору не смотрел, пару лет даже к форме не прикасался. Как-то меня позвали покататься с ветеранами. Согласился и, к своему удивлению, получил удовольствие. Понял, что хоккей - это то, чем я люблю заниматься. И вновь начал следить за всеми событиями.
- При этом до последнего времени вы жили в Америке, и никакой тренерской работой не были связаны?
- Да.
- В Россию, по каким соображениям, решили перебраться?
- По семейным обстоятельствам.
- Долго вновь привыкали к родине?
- Нет. Вот, если бы пришлось вернуться в Россию середины 1990-х, то, наверное, было бы тяжеловато. Сейчас все радует. Да, есть какие нюансы, к которым надо привыкать. Но они существуют и в Америке. В России куча продуктовых магазинов, где можно купить все. Много кафе и ресторанов, в которые при желании можешь пойти. И дороги стали намного лучше.
- Во время карьеры приезжали в отпуск в Россию?
- Приезжал, но на короткий срок. Когда приезжаешь - все тянут тебя в разные сторона, хотят встретиться. Это очень утомляет. Мало времени остается на подготовку к сезону. Поэтому гостил недолго, встречался, с кем планировал и уезжал обратно.

 

Забастовку выдержать нелегко. Но если веришь в принципы - помогает

- Вас угнетало, что долгое время в НХЛ, вы выступали за клубы, не решавшие серьезные задачи. Я имею в виду, не только «Виннипег/Аризону», но и «Чикаго» тех времен, «Эдмонтон». Да, и «Тампа», когда вас туда обменяли, не была стопроцентным фаворитом?
- Нет. Ведь я себе всегда ставил задачу: сделать сегодня конкретный клуб лучше, чем он был вчера.
- Насколько тяжело было психологически выдержать почти двухгодичную забастовку в «Финиксе». Не пытались вас сломать?
- Это, конечно, нелегко, когда смотришь, что все играют, видишь заполненные трибуны, болельщиков. Знаешь, что твоя команда сегодня здесь, а завтра - там. Естественно, во время забастовки никто никакие деньги не платит. Но, если ты веришь в какие-то принципы, в то, что ты делаешь, - это помогает.
- Не было мысли, что вообще доступ в НХЛ могут закрыть?
- Нет. Есть же понимание, что я как хоккеист чего-то стою. Если не нужен этой команде, то какая-то другая возьмет меня к себе - через обмен.
- Все равно получается, что вы бросили вызов целой системе, без стопроцентной гарантии успеха.
- Да, гарантию точно никто не давал.
- И, тем не менее, вытащили счастливый билет в виде «Тампы». Наверное, самый любимый клуб в вашей карьере, с ним добыли Кубок Стэнли?
- Видимо в «Тампе» представляли, что я могу сделать для клуба. Слышал историю, что генменеджер «Финикса» обсуждал эту сделку со своим коллегой из «Тампы» в машине, перед ежегодной встречей «джи эмов». Стало уже известно, что «Койоты» будет меня обменивать, и босс «молний» приехал пораньше, чтобы не дать шансов конкурентам.
- У вас было предчувствие, что «Лайтнинг» в тот год могут взять Кубок Стэнли?
- Нет, хотя бы потому, что раньше такого опыта не имел. Не знаешь, чего ожидать. Хотя видно было, что команда не плохая, в регулярном чемпионате успешно справлялась со своими соперниками, но без уверенности, что мы зайдем в плей-офф и начнем всех обыгрывать. Шли от раунда к раунду, от соперника к сопернику. И получилось, что выиграли!

 

Пока позируешь с Кубком Стэнли - можно подкачаться

- Можно сравнить эмоции от Кубка Стэнли с победой в Альбервилле или с бронзой в Солт-Лейк-Сити?
- Наверное, успех в Кубке Стэнли все-таки весомее, чем бронза Солт-Лейк-Сити. Победа и третье место - это большая разница. В Альбервилле же сборная СНГ выиграла, но я непосредственного участия в турнире не принимал - числился третьим голкипером.
- На какое безумие решились с самим кубком после победы?
- Особо ничего. Все стандартно. Попили шампанского, нафоткались. Не знаю даже, сколько раз я его поднимал - у меня потом мышцы рук болели.
- Сколько весит кубок?
- Килограмм 16 или 17. Каждый начинает делать фото и хочет, чтобы ты его еще и поднял, после чего подержал в таком-то и таком-то положении! Когда это происходит сотню раз за день - можно подкачаться!
- После победы в Кубке Стэнли насколько тяжело настроиться. Ведь сезон заканчивается в июле, отпуск небольшой?
- После нашей победы вновь локаут случился. Поэтому, хватило время, чтобы все осознать и отдохнуть - отпуск вышел полноценным. Первые игры в сезоне проводил только в конце ноября - за «Ак Барс».
- Дрим-тим казанскую с улыбкой вспоминаете?
- Хороший опыт, хорошее время и организация. И город понравился.
- Играть с таким количеством суперзвезд, которых даже в НХЛ в одном клубе нет, это как?
- Это интересно.
- Мне кажется, что в НХЛ сейчас звезды отошли на второй план, по сравнению с командным механизмом? Пример, «Вегаса», который собирается на драфте расширения и выходит в финал плей-офф, показывает, что порядок бьет класс.
- Порядок всегда бьет класс. Если вспомнить ту же серию с «Локомотивом» в год локаута, у них видели более «порядочный» хоккей. В любой команде должны присутствовать люди, способные выполнять свое задание «от и до». Но необходимы и исполнители, которые могут решать сверхзадачи в ключевые моменты матчей. Без таких мастеров тяжело выигрывать.
- Да, но сейчас в каждом клубе НХЛ всего по две-три звезды, и хватает.
- Это из-за потолка зарплат. С того момента, как его ввели, тяжело сохранять всех хоккеистов. А чем больше у тебя классных игроков - тем лучше результаты. Когда же хорошие результаты, значит, хоккеистам надо платить. Естественно, всех оставить не возможно.

 

Если не готов на сто процентов, приезжать на чемпионат мира не честно

- Правильно понимаю, что вы не приезжали на чемпионаты мира, потому что не хотели подводить команду, опускаясь ниже своего уровня?
- У меня случались сезоны, когда я проводил 70 матчей в чемпионате НХЛ, плюс плей-офф. Если, морально и эмоционально готов не на сто процентов, то неправильно и не честно приезжать. По отношению и к команде, и к болельщикам. Пусть лучше другие ребята себя покажут. Если же приехал - будь добр демонстрировать тот уровень, который у тебя есть. А если, не готов морально и эмоционально - ждать ничего хорошего не стоит.
- Когда-то тренеры сборной пытались вас уговорить сыграть на чемпионате мира?
- Приглашали несколько раз, но я отказывался. Возможно, раз-два стоило съездить - повариться в этой атмосфере. Но я, опять-таки, не считал, что способен принести такую пользу, как мне этого хотелось.
- С Олимпиадой у вас сложилось ситуация другая. В двух турнирах вы принимали участие - в 1992 и 2002 годах, в двух собирались сыграть - в 2006 и 2010.
- Да, в 2006 году за два или три матча до Олимпиады травму получил - выбыл на полтора или два месяца. А на Игры в Ванкувер меня уже не позвали.
- Из Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, если выбрать один кадр, что встанет в памяти?
- Победа над чехами была очень приятна. Ощущения от этого успеха и разочарование - после поражения от американцев. Один день ты выигрываешь, все в порядке, как бы взлетаешь, а потом через день матч с американцами - и с неба на асфальт падаешь.
- Долго это поражение не отпускало?
- До сих пор, если честно, вспоминаю периодически. Со временем все затирается, но мне кажется, что у нас команда была неплохая, чтобы обыграть хозяев и выйти в финал. Но что-то не сработало...
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Хабибулин Николай

Наши партнёры

СМИ2

banner telegram

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

6 августа