Смерть Эрнеста Серебренникова вызвала большой резонанс в спортивном мире не только Санкт-Петербурга, но и всей нашей страны. Это, в общем-то, не удивительно. Больше полувека жизни отдал Эрнест Наумович спортивной журналистике, став воистину легендарным телевизионным режиссером, комментатором и продюсером.

Сегодня мы публикуем отклик на трагическое событие, поступивший в редакцию из Москвы - от Аркадия Ратнера, человека который работал с Серебренниковым в одну эпоху. Вначале 60-х годов он был приглашен в отдел спортивных передач Центрального телевидения.  С тех пор на счету Ратнера сотни радио- и телевизионных репортажей с различных соревнований, в том числе с чемпионатов мира и Олимпийских игр. Часто его журналистские пути пересекались с Эрнестом Наумовичем. Предлагаем вашему вниманию его рассказ.

«Серебренникову по накатанным схемам работать не довелось, и вряд ли он их принимал»

«Эрнест Серебренников   - знаменитый комментатор?!  Такую оценку жителей Петербурга надо принимать. Он много работал в телевизионном эфире своего города. Но жаль, что оценка эта отодвигает на второй план главную его профессию, где был он истинным Мастером. Написать «выдающийся» не решаюсь, а рядом со словами «знаменитый, великолепный телевизионный режиссер», не раздумывая, ставлю десяток восклицательных знаков.

О спортивных телережиссерах пишут нечасто. Больше ругают: не то показал, что-то не заметил. Но сегодня оценивать их работу неудобно. Трансляции друг на друга похожи, идут по накатанной схеме, каждый эпизод тщательно проработан, будь это, к примеру, передача о футбольном матче в российском чемпионате, в английском или в Лиге чемпионов. После забитого гола: крупный план отличившегося, объятия партнёров, 4-5 повторов с разных точек, возвращение на общий план. Игра продолжается. Кстати, с Лиги чемпионов эта стандартизация и началась. Собирали вещателей из разных стран руководители турнира, рекомендовали, как лучше расставить камеры, как часто показывать тренеров, зрителей и очень важно, чтобы были хорошо видны рекламные спонсорские щиты.

Серебренникову по накатанным схемам работать не довелось, и, думаю, вряд ли он их принимал. Режиссер, говорил он, не должен просто нажимать кнопки на пульте в телевизионном автобусе, а стараться передать свое отношение к тому, что выпускает на экран. Потому на московской Олимпиаде его трансляции соревнований пловцов получили наивысшую оценку именитых иностранных специалистов.

Не увлекался Эрнест Наумович, как многие его коллеги, незнакомыми прежде на советском телевидении техническими новинками (камеры на дне бассейна, обилие аппаратов замедленного повтора). К обязательным повторам - на старте, на финише, при поворотах - искусно добавлял иные, выделяя самое интересное, что происходило во время заплыва. Крупные планы особенно запоминались. Потому что были они не просто перебивками при переходе с одного общего плана на другой, а в нужное время возникали лица людей, о наблюдении за которыми заранее договаривались с оператором.

До Олимпийских Игр было у него больше свободы. И в каждом репортаже присутствовала хорошо продуманная и обсужденная с творческой бригадой его, Серебренникова, идея.

К примеру, в трансляции матча хоккейного ЦСКА был осуществлен сценарный план с условным названием «Борис Михайлов - капитан команды». Ни на секунду не отвлекаясь от игры, в паузах ненавязчиво включал режиссер крупные планы выбранного героя, снятые камерой все время наблюдавшей только за ним. Был Михайлов по-спортивному злым, покрикивавшим даже на знаменитых своих партнёров по тройке, не щадившим себя, сражался в каждом эпизоде, не знавшим покоя на скамейке в минуты отдыха. Сложился телевизионный мини-очерк о Борисе Михайлове. Думаю, о характере капитана узнали зрители не меньше, чем из публикаций о нем в различных изданиях.

Одну из последних работ Серебренникова конце 90-х вновь отметили во многих европейских телекомпаниях. В Петербурге проходил командный чемпионат континента по лёгкой атлетике. Предстояла сложнейшая трансляция. Работали три ПТС. Одна показывала события на беговой дорожке, вторая - соревнования прыгунов, третья -метателей. Режиссер должен реагировать мгновенно, выбирая самое важное из трёх самостоятельных «картинок». Опыта не было. Центральное телевидение показывало лёгкую атлетику очень редко. Поэтому помогать режиссеру направили в автобус сотрудника международной федерации. Но помощь не потребовалась. Эрнест Наумович самостоятельно принимал абсолютно правильные решения. Немногие знали, что накануне вместе с советчиком он составил предварительные сценарные планы для всех номеров программы. Так вот ревниво, стараясь высоко держать уровень своей работы, готовился Серебренников к ответственным репортажам.

***

Завершая воспоминания о творчестве Серебренникова необходимо сказать о его интеллигентности, эрудиции, дружеских отношениях с коллегами, об умении не только давать советы, но и внимательно их слушать. Все это плюс - повторюсь ещё раз - высочайший профессионализм поставили Эрнеста Серебренникова в число самых уважаемых людей российского спортивного телевидения».

Серебренников Эрнест

Наши партнёры

СМИ2

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

2 августа