Памяти Ивана Сергеевича Краснова

Золотые годы отечественной легкой атлетики вспоминает заслуженный тренер России Юрий Баландин. К сожалению, повод для беседы грустный - 5 февраля исполнился бы 91 год заслуженному тренеру РСФСР по легкой атлетике Ивану Сергеевичу Краснову (1929-2019). Среди воспитанников Краснова - толкатель ядра Евгений Миронов, занявший второе место на Олимпиаде 1976 года и много других замечательных спортсменов. Это было время, когда воспитанный в Ленинграде атлет шел вровень даже с накачанным допингом олимпийским чемпионом из ГДР. Удо Байер признался в применении запрещенных препаратов только спустя 40 лет, но МОК оставил немцу золотую медаль, сославшись на срок давности.

- С Иваном Сергеевичем судьба свела меня, когда мне исполнилось уже 23 или 24 года, - начал Юрий Яковлевич. - Уже забылись мои юношеские победы и даже рекорды СССР в метании молота. Я женился, окончил институт и был принят инженером на завод «Большевик». В те годы все крупные городские предприятия имели мощные спортивные команды, для спортсменов создавались условия...

Основным местом для занятий легкоатлетическими метаниями в городе на Неве было запасное поле стадиона им. Ленина. Всё проходило на улице. Зимой «на Ленина» утрамбовывался снег, включались вышки освещения. Тренеров, занимающихся метанием молота, было много. Молот метали также на стадионе «Динамо», на Зимнем стадионе, на «Спартаке» в Удельной, а впоследствии на поле у манежа Алексеева на Раевского. Были ещё и сектора на заводских базах. Диск, копьё и ядро метали и толкали на всех стадионах. Это были золотые годы легкоатлетических метаний. На городских соревнованиях по метаниям в каждом виде заявляли по 30-60 участников. Метали с утра до вечера, по три попытки подряд, чтобы соревнования проходили быстрее. Конкуренция была высочайшая.

И на этом фоне толкание ядра в нашем городе выделялось особо. Те, кто тогда занимался метаниями, прекрасно знали, кто такие А. Барышников, Е. Миронов, В. Войкин, Г. Михайлов, С. Донских, А. Калабин...

Очень сильная команда была и на «Большевике», особенно были сильны метатели. Достаточно назвать метателей диска П. Михайлова, А. Андрианова, Н. Горбачёву. К этому времени мои результаты перестали расти, я ушёл от своего первого тренера И. С. Захарова, и примерно через год самостоятельных занятий обратился к И. С. Краснову с просьбой начать меня тренировать. Иван Сергеевич согласился.

На моё решение сильно повлияли стиль и результаты метателя молота Павла Репина, который работал с Иваном Сергеевичем. Павел не обладал эталонной техникой метания, зато выделялся незаурядной динамикой и мощью, чего мне в те годы и не хватало. Кроме того, хотелось узнать что-то новое, работая в одной группе с такой мощной парой как Миронов - Краснов.

Особенно сильное впечатление на меня произвели тренировки, которые Иван Сергеевич проводил в ЛГПИ им. А. И. Герцена. Атмосфера занятий была для меня непривычна. Иван Сергеевич умел превратить каждую тренировку в непринуждённое весёлое времяпрепровождение, всё сопровождалось его обаятельной улыбкой, дружескими жестами и шутками. Время пролетало незаметно, и в этот зал хотелось приходить снова и снова. Известно, что многие спортсмены во время тренировочного занятия зачастую ведут себя как дети: кто-то капризничает, кто-то жалуется на боль в мышцах после нагрузок.

Иван Сергеевич шутливыми замечаниями мотивировал ученика на выполнение упражнения так, что тот забывал о своих жалобах и выполнял задание с полной отдачей, - высший пилотаж.

Это было для меня в новинку, хотя до этого я тренировался в школе В. И. Алексеева и имел возможность наблюдать тренировки, которые проводили тренеры школы и сам Виктор Ильич. Там царил дух профессионализма, серьёзного взрослого спорта. Все были заняты делом и расслабиться могли только в раздевалке.

Помимо В. И. Алексеева, в Ленинграде в 1950-1970 годы плодотворно работали О. В. Колодий, Ю. М. Лутковский, Ю. П. Федоров, и Иван Сергеевич встал в один ряд с этими выдающимися учёными в области физической культуры и спорта, во многом благодаря достижениям своего ученика Евгения Миронова.

На первых порах среди других спортсменов Женя Миронов особо не выделялся своими данными и результатами. Высокий, широкоплечий, но уж очень сухопарый, поджарый, он, скорее, походил на баскетболиста или прыгуна в высоту. А его неизменные очки с сильными диоптриями никак не вязались с обликом богатыря. Думаю, Женя и Иван Сергеевич очень подходили друг к другу. Иван Сергеевич с его обаянием, многозначительными театральными паузами перед тем, как что что-нибудь сказать, и Женя - с его жизнелюбием, открытостью, широченной улыбкой, заразительным смехом, который располагал тебя к этому парню. Надо отдать должное таланту Ивана Сергеевича, который разглядел в этом нескладном тогда парне будущего чемпиона.

Постепенно из неуклюжего очкарика-студента Женя Миронов превратился в настоящего атлета, мощного, с прекрасной техникой толкания. Не случайно потом много лет все статьи о толкании ядра в журнале «Лёгкая атлетика» сопровождались кадрами из кинограмм толкания Евгения Миронова. Позы, которые он занимал во время толчка, и сегодня можно считать эталонными…

Многое дало Евгению и сотрудничество с опытнейшим ленинградским атлетом Валерием Войкиным. Валерий и Женя, проводя много времени на сборах, много тренировались вместе, и Валерий щедро делился опытом, приобретённым им на международных соревнованиях, знаниями, полученными в работе со своим мудрым педагогом Е. М. Лутковским и в процессе общения с лучшими толкателями мира.

Фаворитом олимпийских соревнований в Монреале, куда Евгений Миронов отправился в составе сборной СССР, был Александр Барышников. Мировой рекорд, установленный им незадолго до Олимпиады, да ещё и достигший психологической отметки 22.00, делал его безоговорочным претендентом на золото Олимпиады. Олимпийский рекорд Барышникова, установленный в квалификационных соревнованиях в Монреале, также подтверждал его бесспорное лидерство. Основным конкурентом нового мирового рекордсмена считали германского толкателя Удо Байера. О шансах на медаль второго ленинградского атлета Евгения Миронова, дебютанта сборной команды страны, могли говорить только самые отчаянные оптимисты. Да, он стал чемпионом СССР с результатом 21 м 53 см, но мало кто верил, что этот парень добьётся чего-то в олимпийской борьбе. Однако во время финальных соревнований у Барышникова что-то пошло не так, ядро с трудом долетело до отметки в 21.00. Байер же выступал уверенно, зафиксировал результат 21 м 05 см. И тут «тёмная лошадка» Женя Миронов в пятой попытке показывает 21 м 03 см! Серебряная медаль! Позади (20 м 55 см) остаётся прославленный американец Алан Фейербах!

Спустя 40 лет Удо Байер публично признался, что участвовал в систематической допинговой программе ГДР. Правда его признания состоялись слишком поздно для Международного Олимпийского Комитета, чтобы лишить его золотой олимпийской медали.

Когда сборная СССР вернулась домой после Олимпиады в Монреале, наставник описал Женино выступление со свойственным ему лаконизмом и чувством юмора: «Вышел, плечищи - широченные, ручищи - длиннющие. Бац! И второе место…»

Позже Иван Сергеевич сумел реализоваться в педагогической и научной работе, но это уже совсем другая история.

Сергей КНЯЗЕВ.

 

Легкая атлетика Краснов Иван Миронов Евгений Баландин Юрий

Наши партнёры

СМИ2

banner telegram

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

10 августа