Мария Шарапова: Критика коллег? Я в друзья не набиваюсь. В суде посмеялись, увидев предупреждение WADA. Если бы была возможность отыграть всё назад, я бы сменила врача

Российская теннисистки Мария Шарапова подчеркнула, что Всемирное антидопинговое агентство (WADA) должно тщательнее подходить к объявлению списка запрещенных препаратов. В прошлом году Шарапова была дисквалифицирована за употребление мельдония (препарата, который не является допингом, но с 1 января попал в список запрещенных). Хорошо, хоть спортивный суд в Лозанне сократил срок отстранения от спорта с двух лет до 15 месяцев.

– Если ваша работа и ваш девиз состоит в том, чтобы поддерживать чистый спорт, то вы должны тщательнее подходить к распространению списка запрещенных препаратов, – цитирует слова российской теннисистки «Спорт-экспресс» со ссылкой на Vanity Fair. – Когда один из присяжных заседателей увидел то сообщение, которое рассылало ВАДА, он засмеялся. Это нельзя было назвать предупреждением.

Критика коллег? Я очень уважаю других теннисистов, потому что я знаю, как они живут, чем жертвуют, через что проходят. Но я не напрашиваюсь никому в друзья. Я выхожу на корт, делаю свою работу и ухожу. Хочу быть профессионалом. Если бы меня обвинили в том, что я не профессионал, это причинило бы мне куда большую боль. Но если меня критикуют за то, что я не разговаривала с людьми по душам, я это смогу пережить. При этом не все теннисисты меня критикуют: когда все это случилось, Рафаэль Надаль прислал мне очень теплое сообщение, поддержал меня.

Я – конкурентоспособная спортсменка. Мне было бы сложно сначала выпить по бокалу вина с Сереной Уильямс, а на следующий день выйти играть против нее. Я в этом совершенно не заинтересована.

Мария Шарапова отметила, что в начале марта 2016 года собрала пресс-конференцию, на которой объявила о провале допинг-теста, чтобы объяснить ситуацию, а не найти сочувствие.

– Изначально, узнав о провале допинг-теста, я одновременно испытывала боль, разочарование и злость, – цитирует Vanity Fair Шарапову. – Затем я взяла себя в руки и задалась вопросом: «Так, у меня есть проблема, как бы теперь ее решить?» После этого я приняла решение собрать пресс-конференцию и объявить о случившемся. Это было сделано не для того, чтобы вызвать сочувствие у людей, а чтобы объяснить случившееся.

Я играла в теннис с такой страстью и любовью, что не понимала, как люди верили в то, что я решила пойти подобным легким путем. Россиянка Мария Шарапова подчеркнула, что после своей дисквалификации не думала об увольнении агента Макса Айзенбада.

– Увольнение Макса? Я вообще об этом не думала. В случившемся я виновата так же, как и он. Я должна была перепроверить список запрещенных препаратов. Если бы я уволила Макса, то нужно было бы увольнять и себя (смеется). Никогда не обвиняла в случившемся кого-то еще.

В тоже время Шарапова всё же не смотрит на свою команду через розовые очки:

- Что бы я изменила в этой истории? Если бы была возможность вернуться назад, то я бы сменила врача в своем штабе, который вовремя обратил бы мое внимание на включение мельдония в список запрещенных препаратов.

Напомним, что срок дисквалификации Шараповой истекает и уже в апреле она стартует на турнире в Штутгарте. Пожелаем Марии всё и всем доказать на корте!

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск