Олег РОМАНИШИН: Помня о последствиях, советские гроссмейстеры отвергали предложения о договорняках

Украинский гроссмейстер с теплотой вспоминает о шахматной жизни в СССР

В пресс-центре Всемирной шахматной олимпиады, завершившейся в Батуми, можно было встретить очень многих известных гроссмейстеров. Причем в совершенно неожиданных ипостасях. На бейдже Олега Романишина было написано: «Тренер. Панама».

Гуревич работал с Барбадосом, мне досталась Панама

- Каким ветром вас занесло в Панаму?
- Живу я по-прежнему во Львове, а в Батуми исполняю роль тренера панамских шахматистов по специальной программе ФИДЕ. Очень многие известные гроссмейстеры помогают в качестве тренеров сборным из, скажем так, не самых шахматных стран: Михаил Гуревич тренирует команду Барбадоса, Иосиф Дорфман - Виргинских островов. Венгерский гроссмейстер Золтан Рибли, который раньше работал со сборной Австрии, сейчас ходит с бейджем Тринидада и Тобаго. Мне досталась Панама.
- Доставляет ли вам удовольствие работа с командой, где собраны играющие на уровне перворазрядников и кандидатов в мастера шахматисты?
- Вы недооцениваете уровень сборной Панамы. В ней собраны мастера ФИДЕ с рейтингом под 2400. К тому же на олимпиаде тренировать просто некогда. Моя помощь скорее методическая. Она заключается в подготовке к партиям и их анализу после завершения.

Олимпиады выделяются степенью ответственности

- Какие воспоминания остались у вас от выступлений за сборную СССР на Всемирных шахматных олимпиадах?
- Я и играл-то всего на одной. Той самой в Буэнос-Айресе, на которой прежде непобедимая советская сборная заняла второе место, уступив венграм. За сборную Украины сыграл еще на пяти олимпиадах.
- Чем олимпийские соревнования отличаются от индивидуальных турниров?
- Степенью ответственности и дисциплиной. Восемь лет назад тренировал женскую сборную Индии, которая выступала в Ханты-Мансийске. С этой командой работал и на Азиатских играх. Мы прошли два серьезных сбора. Это была совершенно другая работа, нежели сейчас. Мне доводилось принимать участие в формировании состава. Даже рекомендовал своим подопечным, какие дебюты им играть. Правда, одна девушка мне сказала: «Сэр, мне этот вариант не нравится, но, если вы настаиваете…» Заставлять шахматиста, а уж тем более - шахматистку, играть то, что ему не нравится, ни в коем случае нельзя.
- В СССР Всемирная шахматная олимпиада приравнивалась к зимним и летним Олимпийским играм?
- К олимпийским дисциплинам во все времена отношение было иное, нежели к шахматам. Хотя именно Всемирная шахматная олимпиада всегда считалась престижным соревнованием. Когда мы в 1978-м без Анатолия Карпова не смогли победить в Буэнос-Айресе, разнос был соответствующий. В ту пору итоги олимпийских соревнований были более объективными. Играли все-таки 14 туров, а не 11. Понятно, что руководители ФИДЕ стараются экономить, но когда победитель определяется по каким-то дополнительным показателям, а многие ведущие сборные так и не встречаются между собой, это не совсем правильно. Впрочем, даже матчи на первенство мира сейчас состоят из 10-12 классических партий, а затем начинаются рапид и блиц.
- Считаете, что такая формула определения победителя несправедлива?
- Самое глупое, что может быть, это армагеддон. Вы сделали черными за пять минут ничью - и стали чемпионом мира! Раньше все-таки играли дополнительные партии. Да и другие объективные критерии старались находить.

Для меня Карт был старшим товарищем

- Вы воспитанник знаменитой львовской шахматной школы, которую создал Виктор Карт…
- Карт тренировал не всех львовских шахматистов, хотя имена его учеников известны во всем мире: Александр Белявский, Адриан Михальчишин, Марта Шуль, ставшая после замужества Литинской, ваш покорный слуга. Тот же Иосиф Дорфман при­ехал во Львов уже сложившимся шахматистом. Для меня Карт был скорее старшим товарищем, с которым всегда можно было посоветоваться, иногда - поспорить.
Главной же заслугой создателя львовской шахматной школы нужно считать его умение готовить своих учеников к соревнованиям. Он организовывал не только сборы, но и тренировочные матчи, а иногда даже отдельные спарринги, как это было у нас с Белявским. При этом Карт понимал, что молодым шахматистам нужно помогать, но ни в коем случае нельзя навязывать свое мнение. Не нужно заставлять играть то, что не нравится. Уроки мастера как раз вспоминал, когда работал со сборной Индии. Карт пользовался громадным авторитетом во Львове, и в 1976 году пригласил тогда уже опального Виктора Корчного.
- Визит прошел без последствий?
- Никакой политики не было. Корчной дал сеанс одновременной игры во львовском шахматном клубе, а на следующий день поразил меня, показав все сыгранные накануне партии.
- За счет чего Львов стал шахматной столицей Украины и заметной точкой на шахматной карте СССР?
- Руководители, и не только спортивные, ценили нас за достигнутые результаты. Нам старались создавать условия. Хотя стипендию мне платили из Москвы, а дефицитные машины распределял Спорткомитет УССР.

Шахматный клуб во Львове сегодня в жутком состоянии

- Сегодняшний Львов можно назвать шахматной столицей Украины?
- Если принимать во внимание живущих в нашем городе шахматистов, да. Хотя серьезных турниров во Львове давно уже не проводили. В советские времена, в 1978 году, у нас проходил зональный турнир претендентского цикла. Перед его началом представители городского Спорткомитета пригласили меня и Белявского для того, чтобы выбрать подходящее для игры ведущих гроссмейстеров мира помещение. Сегодня такое представить себе невозможно!
- И что же вы в итоге выбрали?
- Дворец культуры, который тогда носил имя Юрия Гагарина. Сейчас он называется по-другому. Для проведения турнира даже специальные столы изготовили. Сначала сделали их лакированными, а после наших замечаний за одну ночь превратили их в матовые. Первый секретарь обкома КПСС всех участников опрашивал, нет ли каких-то замечаний. Время было другое! После того, как в 1979 году сборная Украины, в составе которой было пять львовян, выиграла Спартакиаду народов СССР, под шахматный клуб выделили здание Дома офицеров. Сделали там капитальный ремонт, и руководители города всегда с гордостью показывали его гостям. Сейчас он в жутком состоянии!

Девиз ФИДЕ - просто красивые слова

- Советские шахматисты были обеспеченными людьми?
- Если сравнивать с рядовыми инженерами или учителями, конечно. Только для нас куда важнее был престиж - и собственный, и страны. В СССР было очень мало предметов для гордости: космос, балет, хоккей - и шахматы. Мы гордились тем, что всегда отвергали предложения сыграть договорные партии. Даже если у какого-то советского шахматиста и возникала такая мысль, он всегда помнил о последствиях.
- Актуален ли сегодня девиз ФИДЕ «Мы все - одна семья»?
- Это просто красивые слова, которые каждый трактует, как ему заблагорассудится. Никогда шахматный мир не был одной семьей и вряд ли когда-нибудь будет.
Борис ХОДОРОВСКИЙ,
Батуми - Санкт-Петербург.

©2019 Спорт уик-энд.