Как президентом русского биатлона стал Владимир Драчев…после девятичасовых выборов

Как президентом русского биатлона стал Владимир Драчев…после девятичасовых выборов

Выборы продолжались 9 часов, зашли на два незапланированных тура. Теперь, говорят, проблем с деньгами не будет. А со всем остальным?

В пятницу в тюменском комплексе «Жемчужина Сибири» прошла отчётно-выборная конференция Союза биатлонистов России (СБР), по итогам которой у российского биатлона появился новый президент – четырёхкратный чемпион мира и депутат Госдумы Владимир Драчёв. «Чемпионат.соm» стал свидетелем этого события.

Президент никак не хотел выбираться

— Коллеги, я очень не хочу, чтобы мы с вами сейчас разошлись без окончательного решения вопроса. Призываю вас к благоразумию. Вам нужно определиться с новым руководителем, — устало сказал президент СБР Александр Кравцов, понимавший, что иначе ему придётся быть и.о. минимум следующий месяц.

Заканчивался шестой час конференции, который должен был назвать нового руководителя российского биатлона на ближайшие четыре года. Должен был – но никак не называл. Президент не выбирался. Пожалуй, впервые (за исключением событий 2006 года) биатлонное сообщество не могло определиться с человеком, в котором было бы уверенно на сто процентов (насколько это уверенность обоснована — второй вопрос).

Понять общий раздрай можно. Российскому биатлону предстоят тяжёлые, смурные дни – это уже давно не секрет, общее место во всех рассуждениях. История с допингом далеко не закончена (при самых плохих раскладах могут всплыть такие фамилии, о которых лучше не думать); коррупционный скандал в IBU, детонатором которого послужили наши дела, только раскручивается; серьёзных побед и звёзд становится меньше от сезона к сезону. И виноваты тут не только руководители – Кравцов, Прохоров или Тихонов – как бы не хотелось сводить проблемы к личностям. Это – закономерный итог существования и расплата за нравы этого самого биатлонного сообщества. К пропасти оно шло долгие годы, шаг за шагом.

Чтение по слогам

Выборы проходили на «Жемчужине Сибири», и, глядя на опустевший и бесснежный комплекс, в котором всего пару месяцев назад прошёл финал Кубка мира и организаторы не успели снять флаги стран-участниц, невольно подумалось, а будет ли здесь большой биатлон в ближайшие годы? И будет ли вообще? До сих пор работающая там неоновая вывеска «С Новым годом» лишний раз заставляла задуматься о прошлом, но никак не о будущем.

Александр Кравцов в этих обстоятельствах поступил максимально честно. Четыре года назад его предшественник Михаил Прохоров (а до него 10 лет назад и Александр Тихонов) в своих прощальных речах в красках расписывали цветущие сады, которые они оставляли счастливому сменщику — теперь главное, мол, не запороть, и всё будет в шоколаде. Кравцов в отчётном докладе перед делегатами признал как проблемы, так и свою ответственность за них. И это — поступок вне зависимости от личного отношения к теперь уже экс-президенту СБР и результатам его четырёхлетней работы. В России вообще нечасто публично услышишь от руководителя любого ранга простые слова «я виноват, я ухожу» – какими бы мотивами при этом он не руководствовался.

В этом смысле телодвижения одного из трёх кандидатов — почти 70-летнего Дмитрия Алексашина — выглядели злой насмешкой и одним из объяснений того, почему наш биатлон оказался там, где он оказался. Алексашин находился в руководстве СБР четверть века — собственно, всю новейшую историю этого вида спорта, в нулевые годы даже был исполняющим обязанности президента. Во всём, что происходит – его прямая ответственность и непосредственный вклад. И вот этот человек решил, что имеет моральное право продолжать.

Алексашин тяжело поднялся на трибуну и с трудом, иногда по слогам, начал зачитывать с листочков свою программу (которую, судя по всему, он увидел если не первый раз, то недавно). Это было тяжёлое зрелище, и присутствующие отводили глаза, пытаясь сделать вид, что всё нормально.

Самое ужасное, что Алексашин реально верил в то, что ему могут оказать поддержку. Он не стал снимать кандидатуру, как это было на прошлых выборах, и действительно — в первом туре набрал четыре голоса. Четыре из 58 делегатов – не так и мало, почти 7%. В России есть партии и политики, которые удавятся за такой процент.

Хотел было написать, что Алексашина жаль – он действительно не самый юный и не самый здоровый в свои годы человек. Да нет, не жаль. Он сам поставил себя в положение, в котором его не стоит жалеть.

Прошло 9 часов…

Два других кандидата, Владимир Драчёв и Виктор Майгуров, имели в целом равенство как по сторонникам, так и по основаниям рассчитывать на победу. Разница в их программах не была принципиальной, но с некоторой оговоркой Драчёва можно было назвать «реформатором», а Майгурова – «консерватором»; один предлагал развить то, что уже существовало, второй — придумать что-то новое (иногда даже с прямыми нарушениями действующего устава СБР – не зря к концу года наметили внеочередную конференцию, где в устав внесут изменения под нового президента). Все обещали, что с деньгами проблем не будет. Не называя, впрочем, конкретные источники увеличения финансирования.

После первого тура Драчёв и Майгуров набрали сопоставимые голоса (31 и 23), и была предпринята попытка договориться о разделении ролей. Попытка сорвалась.

Второй тур хоть формально и не определил «чемпиона», но дал понять: выиграет Драчёв. К этому моменту зал покинули два политических тяжеловеса — члены правления СБР Владимир Калашников и губернатор Тюменской области Владимир Якушев. Делегаты зашептались: Якушева считанные минуты назад назначили федеральным министром по строительству (курировать его будет, что забавно, Виталий Мутко), и биатлонное будущее как Тюмени, так и самого Майгурова (считавшегося креатурой Якушева) сразу накрыл туман. Когда всё закончилось (спустя 9 часов!), теперь уже экс-президент Александр Кравцов откинулся в кресле и выдохнул.

— Ну, всё, теперь вы официально не имеете никакого отношения к биатлону, и большинство этих прекрасных людей, возможно, никогда не увидите. Не жалко?

— Нет, — кратко ответил Кравцов. И в этот момент у него было лицо человека, долго нёсшего тяжелый камень и дошедшего до места, куда его можно положить.

Теперь этот камень понесёт Владимир Драчёв. Путь у него будет ещё сложнее, а цель – ещё дальше. Ох, не надорваться бы.

Источник: «Чемпионат»

©2018 Спорт уик-энд.