Неожиданные перспективы. «Зенит» добился приемлемого результата в Лейпциге

Аналитик InStat Игорь Печерица рассуждает о ключевых моментах матча с участием «РБ Лейпциг» и российского «Зенита». 

«Зенит» позитивно себя проявил только на старте первого тайма. Команда имела несколько интересных позиционных подходов через зону Кришито и пару потенциально острых контрвыпадов через зону Ригони, который рывками использовал пространство, оставляемое Клостерманом. Однако в обоих случаях питерцам не хватало четкости в исполнении передач: либо при организации продвижения, либо в финале атак.

В остальном команда оставила удручающее впечатление даже своему тренеру Роберто Манчини. Наверное, главная претензия, которая может быть предъявлена «Зениту» – нехватка агрессии. Хотя проигрыш во владении привычен для команды (37%) – нечто похожее наблюдалось и прежде в играх с «Реал Сосьедад» и «Селтиком» – на этот раз команде не хватало целеустремленности и злости в усложнении чужого контроля.

Если «Зенит» первой части сезона запоминался, прежде всего, прессингом пары форвардов Кокорин - Дриусси и их работой на позиционную защиту, то ничего подобного в Лейпциге зенитовцы не предложили. И вряд ли причина лишь в том, что Кокорин играл с новым для себя партнером. Дриусси все-таки на поле появился и составил привычную пару, но картины это не изменило. «Зенит» отдавал сопернику территорию, но не организуя при этом качественного коллективного отбора (42% эффективности), тем самым, команда Манчини не смогла организовать остро атакующую контригру.

«Лейпциг» имел огромное территориальное преимущество (44% проникновений в треть «Зенита» от общего числа владений) и остро его использовал (10 точных ключевых передач против двух зенитовских). И здесь стоит сказать еще об одном отличии этого евровыезда «Зенита» от предыдущих.

На этот раз команда столкнулась, пожалуй, с наиболее сильным соперником в плане подбора игроков в средней линии и атаке по качеству технической оснащенности. Не сказать, что структура позиционной игры «Лейпцига» влияла на формирование нерушимых задач перед обороной «Зенита», но вот уровень технической оснащенности – это то, в чем немцы серьезно превзошли оппонента.

Крайне показательна в этом плане статистика обводок – 53 попытки, 34 удачно, 64% эффективности. Успешность «Лейпцига» в этом компоненте по всей ширине трети «Зенита» позволяла команде Ральфа Хазенхюттля справляться с плотно организованной защитой гостей и находить моменты для удара   

Подвижная атакующая система «Лейпцига»

Если говорить о «Лейпциге» как о команде, то интерес, прежде всего, вызывает их атакующий подход в системе 4-4-2, который кардинально отличается от подхода «Зенита», использующего эту схему.

Основной принцип подхода «РБ» – отсутствие привязанности к зонам всей атакующей группы (пара форвардов и крайних полузащитников). К примеру, номинально правый полузащитник Форсберг на правом фланге совершил 37 ТТД, не многим меньше, чем в центре – 31 ТТД. Номинальный форвард Огустен в зоне правого фланга совершил 26 ТТД, тогда как в центре – всего 10 ТТД. Еще один нападающий Вернер в центре совершил также меньше действий, чем на каждом из флангов.

Свобода в маневрировании – это то, что обеспечивало подвижность системы «Лейпцига» и давало им локальное численное превосходство в зоне розыгрыша. Хотя «Зенит» был привычно компактен, с подобной атакующей организацией команда до сих пор не сталкивалась – ни в Лиге Европы, ни тем более в РФПЛ.

В совокупности с высокой активностью в атаке крайних защитников и центральных полузащитников это позволяло «Лейпцигу» оказывать давление на фланги и полуфланги, регулярно создавал ситуации 3 в 2 и 2 в 1 против полузащитников и защитников «Зенита». Команда имела очень много подходов с возможностью проникающей передачи в финальной стадии атаки.

За счет такой методики «РБ» мог иметь по итогу гораздо больше шансов, если бы не качественная позиционная игра и игра на перехватах центральных защитников «Зенита» (Маммана – 13, Мевля – 9). Передачи на вбегающего игрока они читали и часто контролировали ситуацию. Однако с ситуациями 2 в 1 и при выпадах в отбор не справлялись, что собственно и проявилось в случае с первым голом хозяев.

Изменения «Зенита». Роль Кейта

Противостоя аналогичной схеме соперника, «Зенит» столкнулся с высокой активностью крайних защитников из Лейпцига. Роль Клостермана и Лаймера/Бернандо не была достаточно остроатакующей по части рывков с мячом и участия в контроле, но их перемещения без мяча сильно сковывали фланговых полузащитников гостей.

И Ригони, и Кузяев (и на отрезке начала второго тайма Кокорин) садились слишком глубоко, чтобы не допускать «перегруза» соперником зон Кришито и Ивановича. Если «Лейпциг» уводил слишком глубоко по флангу крайних полузащитников «Зенита», то получал достаточно много территории в полуфланге и центре, создавая локальный численный перевес против Краневиттера и Ерохина за счет кооперации Кейта и Демме с Форсбергом или нападающими.

И здесь важным элементом для помощи обороне должна была стать игра нападающих «Зенита». Но наблюдалось два варианта развития событий.

Первое – пара Заболотный - Кокорин оставалась выше линии мяча, позволяя Кейта руководить игрой из пространства между нападающими и полузащитниками «Зенита». С той низкой эффективностью, которую демонстрировали Краневиттер и Ерохин в отборах (по 3 удачных отбора при 12 и 14 попытках соответственно), это могло быть критично при коротких и средних розыгрышах соперника, тем более, когда они регулярно оказывались в численном меньшинстве. Однако наличие форвардов впереди давало «Зениту» шансы на быстрый выпад (ситуации 2 в 2).

Второе – где-то во второй части первого тайма один из форвардов «Зенита» стал отходить глубоко в помощь полузащите. Это уплотняло подступы к штрафной, но при низких стартовых позициях лишало «Зенита» шансов на быстрый выход вперед через продольные пасы или выносы с зацепом форварда. Показательно, что подбор в мачте хозяева выиграли (82 против 67), совершив 34 на половине «Зенита».

Еще показательнее то, что огромное количество подборов совершила пара Кейта - Демме, что определяло постоянное давление «Лейпцига» на треть гостей.

В начале второго тайма «Зенит» изменил структуру на 4-1-4-1, переведя Кокорина на левый фланг полузащиты, а Кузяева – в центр в помощь к Ерохину и Краневиттеру. Это позволяло команде при выпаде в прессинг одного из центральных полузащитников сохранять плотность в центре (двое оставались контролировать зону), однако ситуацию не изменило. В зоне прессингующего «Лейпциг» создавал привычные ситуации большинства с последующим проникновением вглубь чужой трети.

Помимо этого, Кейта, и так имевший много пространства для разгона атак из глубины, при наличии перед центром полузащиты «Зенита» только одного игрока получил его еще больше. Простое продвижение вперед с розыгрышем «стеночек» с партнерами уже приводило к напряжению.

К концу игры «Зенит» вновь вернулся к 4-4-2 но ни повысить интенсивность прессинга, ни организовать четкую контригру так и не сумел. А Кейта попросту воспользовался той свободой, которую давали ему Краневиттер и Ерохин на протяжении матча.

Атакующая структура «Зенита»

Помимо атакующих функций Кейта был важен для «Лейпцига» в плане организации контрпрессинга, и 7 удачных отборов – лучший показатель среди футболистов обеих команд. Его своевременность позволяла хозяевам блокировать быстрые выходы оппонента через короткий и средний пас.

Возможно, как говорит Манчини, «Зениту» действительно не хватило качеств Паредеса для более стремительной организации нападения. Однако при тех низких позициях, из которых выходил «Зенит» вперед, и той малой поддержке, которое получало нападение (поигранный подбор – одно из последствий нехватки своевременного второго темпа), его появление не факт, что изменило бы ситуацию.

По итогу «Зенит» создавал возможности только позиционно и в привычной фланговой манере, причем с жестким разделением структуры (в отличие от «Лейпцига») и применением продольных передач. Успехом оборачивались зацепы 1 в 1 в зонах крайних защитников соперника с последующим доведением атаки до подачи – чаще всего по зоне Ригони (6 навесов, 1 точный). Однако кроссы с подачей на дальнюю штангу соперником в большинстве случаев прогнозировались. Кокорин, привычно выжидавший момент для внезапного рывка, до мяча не добирался. Не получали качественных передач и Заболотный с Дриусси.

В результате самым бьющим в команде стал ее капитан (у Кришито 3 удара), подаривший «Зениту» приемлемый результат и надежду на проход дальше.

Однако в ответной игре питерцы могут столкнуться уже с иной моделью соперника, в Германии лучше всего себя проявляющего на быстрых переходах. И при том качестве позиционной игры в атаке, которую «Зенит» продемонстрировал в последних двух матчах, реальная ли это надежда или мнимая – большой вопрос.

В материале использована статистика компании InStat

Источник: www.sports.ru/tribuna/blogs/regista/1611981.html 

©2018 Спорт уик-энд.