Вячеслав КОЛОСКОВ: Своего нынешнего могущества ФИФА достигла при Авеланже

Когда бразилец принял дела у своего предшественника, то в сейфе организации, ныне имеющей многомиллиардный бюджет, нашел лишь 300 швейцарских франков

Совсем недавно состоялся наш разговор с почетным президентом РФС и многолетним вице-президентом ФИФА о первых турах чемпионата страны и старте наших команд в еврокубках, поэтому Вячеслав Иванович очень удивился моему звонку. Однако когда узнал, что я собираюсь говорить с ним о бывшем главе мирового футбола Жоао Авеланже, ушедшем из жизни в минувший вторник, то сразу отодвинул все дела.
- Честно говоря, тяжело говорить - хоть и до 100 лет дожил бразилец. С Авеланжем мы знакомы с 1979 года, когда я был назначен начальником управления футбола Спорткомитета СССР. Меня привезли на Конгресс ФИФА, там познакомили с Авеланжем, а год спустя (в 39 лет!) избрали вице-президентом ФИФА. Я был самым молодым в руководстве этой организации, в то время как остальным было уже за семьдесят. Бразилец взял надо мной шефство и опеку. Передо мной на этом посту работал Валентин Гранаткин, которого он уважал и любил за его профессионализм. В итоге мы с ним проработали до 1998 года (до ухода бразильца) вместе. Могу сказать, что это многогранная личность, настоящий аристократ. Дворянское происхождение, деловитость, известный предприниматель - эти качества он умело в себе сочетал. У него был очень большой завод в Сан-Пауло по сборке автобусов (я там бывал вместе с ним). Также он был членом советов директоров нескольких банков и страховых компаний. Кроме того, он был выдающимся оратором. Завораживал тембром своего голоса и знанием предмета. Он ведь сам из спорта. Дважды был участником Олимпийских игр со сборной страны сначала как пловец, а затем - в ватерпольной команде. После окончания спортивной карьеры стал президентом Конфедерации бразильского футбола, вице-президентом и президентом ФИФА.
Когда он пришел после Стэнли Роуза на пост главы футбола, то после назначения открыл сейф, в котором было всего лишь 300 швейцарских франков. В итоге Авеланж поставил задачу вывести Международную федерацию футбола в лидеры по доходам, по могуществу и финансовому, и общепризнанному. Это ему удалось сделать достаточно быстро. Здесь ему помогло знание футбола, бизнеса, дипломатичность и внутренняя харизма. Бразильцу удалось заключить контракты с «Кока-колой», «Адидасом», авиационной компанией КЛМ, «Тойотой» и т.д. При нем впервые стали проводиться чемпионаты мира среди футболистов 20 лет (кстати, первым чемпионом стала сборная СССР). Получили свое развитие женский футбол и футзал... Это был потрясающий человек.
Авеланж много раз бывал в Советском Союзе. Он был огорчен, даже шокирован тем, что наши футболисты проигнорировали Олимпийские игры в Лос-Анджелесе. Мы с ним вместе приезжали к Грамову, председателю Спорткомитета СССР. Вручили ему орден за заслуги перед футболом. Ну и попросили: вы хоть сборную по футболу-то отпустите! Тем более я был там председателем оргкомитета Олимпийского футбольного турнира. Грамов сказал, что есть решение вышестоящей организации. Впрочем, Авеланж понимал, что разрешение пробить будет невозможно, но всё равно такую попытку принял.
Много раз мы встречались у него дома и на даче. Последний раз виделся с ним, когда приезжал в Бразилию на чемпионат мира в 2014 году. Он уже был прикован к коляске. Ушел даже из МОКа, потому что не мог летать. Единственным человеком, кого он принял дома был я. Сам он по жизни не пьющий, но ради меня всегда готов был выпить рюмку водки. Вот и при последнем свидании налил себе грамм 30 то ли вермута, то ли кагора. Меня же угостил любимым напитком его жены. Мир лишился выдающегося спортивного деятеля. Именно он сделал ФИФА такой организацией, которую все зауважали. Она по финансовой мощи превзошла даже МОК.
- Помню, как он приезжал в Ленинград на Турнир памяти Гранаткина…
- Он уважал Валентина Александровича, который был высочайшим профессионалом и как руководитель Федерации футбола СССР, и как вице-президент ФИФА. Когда его не стало, я выдвинул идею проведения турнира его памяти - исполком её поддержал. Авеланж лично приезжал на все турниры.
- Как ему была специфичность нашей страны?
- Он был умнейший человек и прекрасно понимал потолок моих возможностей. У меня не было никаких прямых отношений ни с государственными чиновниками, ни со спецслужбами и прочее. Приведу простой пример. У нас проводился юношеский чемпионат мира, и финальная игра проходила в Лужниках. Был сильный дождь, и мы с Авеланжем сидели на трибуне в ложе «А», причем президент ФИФА сидел под женским зонтиком. За нами - правительственная ложа. Я обратился к коменданту: пусти президента ФИФА под крышу. Тот позвонил куда-то руководству, а потом мне говорит: ты знаешь, не разрешают… Бразилец мог возмутиться - мол, я президент, а меня не пускают, но знал наши реальности, что есть люди, часто не сведущие в футболе, которые принимают решения.
- Несколько лет назад он был лишен звания почетного президента ФИФА из-за коррупции...
- Ни в чем он не был замешан! Да его никто не лишал звания - Авеланж сам написал заявление с просьбой не считать его почетным президентом. А получилось так, что у многих международных федераций есть маркетинговая компания, которая занималась телевизионными и коммерческими правами, их реализацией. Это общепринятая практика. В соответствии со швейцарскими законами руководители ФИФА, которые подписывают эти контракты, имели право на вознаграждение. И Авеланж эти процентные отчисления получал на вполне законных основаниях. Затем появилась информация в печати об этом. Кстати, Блаттер его не защитил, не прореагировал никоим образом - за что Авеланж на него обиделся, потому, наверное, и написал заявление. Позже Блаттер и компания также пострадали от того, что получали подобные отчисления от чемпионатов мира…
- Не каждый может похвастать тем, что дожил до ста лет. Впечатлял ли его здоровый образ жизни?
- То, что я видел, общаясь с ним, было интересно. Как-то мы летели вместе в КЛМ из Амстердама в Токио и обратно. Он сидел в первом ряду с супругой. Ничего не поел из того, что ему предлагалось в бизнес-классе. Пил воду, ел сухое печенье и несколько кусочков шоколада. Много раз бывал на разных приемах. Однажды в Гранд-отеле накрыли стол, который сложно себе представить, а он ограничился самым минимумом еды. Выпивки - никакой. Не курил. Не знаю, делал ли он зарядку, но в его пятикомнатной квартире в Рио был бассейн. И каждый день бразилец проплывал по полтора километра.
Вадим ФЕДОТОВ.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск