«Родченков был подчиненным Мутко в минспорта, а теперь хочет легализоваться в США и поэтому пишет доносы» – о тайных пружинах допинговой Голгофы России

- Я официально заявляю: мы как страна, на уровне президента РФ и правительства, жестко боремся с допингом, - заявил руководитель Федерального медико-биологического агентства Владимир Уйба на пресс-конференции по итогам года. - И как руководитель ФМБА я могу сказать, что наша сборная самая «чистая», если подходить ко всем командам мира с одним мерилом. А если применять терапевтические исключения - это инструмент Международного антидопингового агентства, который они избрали, чтобы долбить нас по голове.
Взлом хакерами базы данных WADA дал нам информацию о том, что у ведущих иностранных спортсменов оформлены терапевтические исключения на гормоны и препараты, которые относятся к наркотическим. Чтобы получить терапевтические исключения для России, надо пройти большое количество согласований, и не факт, что это подтвердят в WADA. Что это за подход? Для нас исключение можно оформить только на период заболевания, а отдельная спортсменка из США годами принимает наркотики, потому что у нее якобы боязнь толпы. Или, например, нашего спортсмена обвиняют в применении допинга из-за того, что он три раза не сдал тест допинг-комиссару. Объясню, как это делается. У элитных спортсменов график расписан на год вперед. Комиссар WADA может приехать и проверить его в любой момент. И они приезжают на час позже, зная, что спортсмен должен уезжать в аэропорт. Так происходит один раз, другой. А в своем протоколе они пишут, что атлет отказался от сдачи теста. Мы объясняем, что спортсмен в этот день улетал, но этого никого не волнует. И такое отношение - только к нашим спортсменам.
В Рио сборная России заняла почетное четвертое место, обезглавленная команда без двух главных медалеемких федераций - легкой и тяжелой атлетики. Это победа, которую вряд ли смогут переварить наши коллеги. Они продолжат обвинять наших спортсменов, это элемент политического давления.
У нашего боксера Михаила Алояна заболевание, при котором постоянно заложен нос, он принимает эфедриновые препараты - сосудосуживающие, чтобы дышать на ринге. Действительно, этого нельзя было делать, но человек автоматически прыснул себе в нос... Можно посмотреть - он принимал именно этот препарат, мы показали это. Но никого не волнует, что это терапевтическое исключение (TUE) в чистом виде. Говорят - лечите его, пусть он выходит на ринг без капель, содержащих эфедрин. Всем разрешают то, о чем мы даже думать не можем. Мы в Рио-де-Жанейро рекордсмены - у нас взяли в три раза больше анализов, чем у любой другой страны. Но несчастный Алоян с его каплями... И смешно, и больно. Он не принимал наркотиков, гормонов - прыснул два раза, потому что не мог дышать. Можно было вынести порицание, доктора поругать. Но подход - забрать медаль, ошельмовать: «Он - допингист».
Напрямую с Родченковым мы не сотрудничали, богатого опыта общения у меня с ним не было. Он был сотрудником РУСАДА, которое входит в Минспорта. Мы же проводим работу по медицинскому и медико-биологическому сопровождению спортсменов. Что касается слов Родченкова про какие-то алкогольные коктейли, то для специалистов они достаточно комичны. Что мешало WADA сделать исследования в 2014 году и обнаружить компоненты этого коктейля? Мы ведь знаем, как устроена эта работа. При мощнейшей системе контроля во время проведения Олимпиады у WADA не было ни одного достоверного факта. Они бы тут же о нем объявили, но почему по прошествии двух лет начинаются поиски каких-то вещей по выдуманным историям от Родченкова. Я отношу это к тому, что человеку надо как-то легализоваться в США, жить на что-то, поэтому он начинает писать доносы, - цитируют Уйбу «Известия».

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск